animals
elite line

К 125-летию со дня рождения создателя святогорского памятника Артему

Автор: По материалам интернет-изданий   
16.04.2012 02:10
Поделиться

Его называли украинским Микеланджело. Не только за прекрасные скульптуры, но и за многогранность таланта (был режиссером, а в 78 лет открыл в себе прозаика и создал драматические произведения «Вотанов меч», «Перекоп», «Григорий и Параскева», «Первая борозда»). Недаром в этом году в столице решено назвать именем Ивана Кавалеридзе, 125-летие со дня рождения которого отметили 14 апреля, одну из новых улиц микрорайона Липинка, что на Подоле.

Иван Кавалеридзе (справа) и художник Соколов у макета памятника бахмутскому Артему.

Княгиня сохранила грудь, но потеряла голову

Кавалеридзе родился на хуторе Ладанский (сейчас село Новопетровка Сумской области) в семье переселенца из Грузии. Дядя-художник забрал паренька в Киев. Там он окончил гимназию, учился в мастерской известного в то время скульптора Федора Балавенского. Позже были Санкт-Петербургская академия художеств, стажировка в Париже.

По возвращении в Киев Иван узнал о конкурсе на лучший проект памятника княгине Ольге - часть многофигурной композиции на Михайловской площади (с одной стороны от нее был поставлен апостол Андрей Первозванный, а с другой - братья­ Кирилл и Мефодий). Принял участие - и победил! Правда, в оригинал пришлось внести изменения, на которых настоял митрополит Флавиан: лишить княгиню меча, надеть наперсный крест, а руку согнуть в локте и положить на грудь.

- Вся фигура по-прежнему сохраняла воинственность и присущую княгине властность, - отмечал Кавалеридзе. - Оказалось, атрибуты в создании образа - не главное… Почувствовала это и игуменья монастыря великой княгини. Сама упитанная женщина, но желавшая видеть в Ольге тощую святую, она с возмущением бросила мне: «Бесстыдник! Грудь какую закатил святой!».

Поставленный в 1911 году памятник пал жертвой большевиков. В 1919-м княгиню сбросили с пьедестала, раскололи и закопали. Боковые фигуры сперва закрыли досками, а спустя четыре года убрали вовсе. Лишь 16 лет назад композиция вернулась на свое место. Части Ольги удалось откопать. Вот только голову не нашли. По эскизам и фото была воссоздана вся скульптурная группа, но уже не из бетона, а из белого мрамора. А найденные куски старого памятника княгине скрепили и поставили (без головы) в парке музея Кавалеридзе на Андреевском спуске, 21.

Мастер за год до смерти возле своего памятника Григорию Сковороде в Киеве

За год до того, как новая власть поиздевалась над его княгиней, Иван Петрович поставил в Ромнах (Сумщина) памятник Тарасу Шевченко - один из первых в Украине. К сожалению, в хрущевские времена он был разрушен как «малохудожественное произведение». И не восстановлен, в отличие от киевской Ольги или монумента философу Григорию Сковороде в Лохвицах (Полтавская обл.), открытому в 1922-м. За него, по словам Кавалеридзе, он получил… два пуда пшеницы. Цементный Сковорода погиб в годы Великой Отечественной войны. 29 ноября 1972 года, к 250-летию со дня рождения философа, монумент возродили в бронзе. Еще один памятник философу, о котором он даже фильм снял, мастер установил на Контрактовой площади столицы, у стен Киево-Могилянской академии, где тот учился. И было Кавалеридзе тогда девяносто.

Артемы-гиганты

В 1923 году, уже ставший известным, скульптор отправился в тогдашнюю столицу Украины - Харьков, чтобы участвовать в конкурсе на лучший проект памятника знаменитому революционеру Артему (Сергееву), который было решено установить в Бахмуте (теперешний Артемовск). В итоге появилось грандиозное 30-метровое сооружение, выполненное в железобетоне. Как и многие другие произведения Кавалеридзе, оно не дожило до наших дней. Сейчас в городе стоит более реалистичный Артем. Зато другой чудо-памятник Сергееву работы Ивана Петровича до сих пор возвышается на севере Донбасса.

Кавалеридзе вспоминал, как его вызвал к себе председатель Всеукраинского центрального исполнительного комитета Григорий Петровский. И предложил:

- В Святогорске нужно поставить бюст Артема. На это у нас есть девять тысяч рублей. Пять - ваш гонорар, четыре тысячи на материалы.

Иван Петрович видел всё более грандиозно:

- Зачем делать очередной бюстик? В Святогорске есть удивительно красивая скала, высотой 125 метров. А если на ней мы поставим Артема? Перед скалой равнина до самого Изюма. Фигуру сделаем метров тридцать. Далеко будет видно... Если надо будет, пущу в ход свой гонорар!

Так оно и вышло. Кавалеридзе получил за свое самое величественное (и весьма необычное) сооружение, до сих пор возвышающееся на правом берегу Северского Донца, рядом со Святогорским монастырем, лишь... девяносто два рубля. Причем древесиной и подсобными работами местные жители помогали ему бесплатно. И, конечно, здорово пособили инженер Вербенко, а также мастера Орленко (четыре брата и три сына).

Монумент весом около 800 тонн сооружался по частям и заливался бетоном на месте, двигаясь ярусами снизу вверх. По расчетам специалистов, общая высота сооружения - под 28 метров. Особенно напряженной была последняя неделя перед назначенным на 11 сентября 1927 года торжественным открытием. «Только сейчас закончили набивку фигуры Артема. Осталось разобрать формы и рештование. Работая всё это время и днем, и ночью, совсем обалдел», - писал Кавалеридзе жене 4 сентября.

Открытие памятника проходило в присутствии многих тысяч рабочих, солдат, делегаций из городов и районов Донецкого бассейна. Состоялся парад красноармейцев. Играл духовой оркестр, был дан залп в воздух. А в годы битвы с фашистами пули и осколки снарядов полетели уже в сам монумент. Но он выстоял... И даже стал не одинок: рядом с ним теперь создан Мемориал Великой Отечественной войны.

Сам памятник Артему был реставрирован к сотой годовщине со дня рождения Сергеева в 1983-м. Участие в работах принимал теперешний председатель Донецкой областной организации Национального союза художников Украины, заслуженный деятель искусств Александр Скорых, который даже ездил за «благословением» к автору в Киев.

Разгневал фильмом Сталина

Свой режиссерский путь Кавалеридзе начинал с фильма «Злива» («Ливень»), увидевшего свет в конце 20-х годов. В этой своеобразной истории Украины актерам, игравшим панов, наносили белый грим, и они казались бескровными марионетками. А вот крестьян красили «под бронзу». Подход странный, официальной властью не понятый.

Потом была «Коліївщина», снятая под впечатлением от спектакля «Гайдамаки» Леся Курбаса. А в 35-м Иван Петрович создал картину «Прометей», которая вызвала гневную реакцию Иосифа Сталина. Уж очень не понравилась вождю сцена разгрома горцами царских войск­ - он усмотрел в ней кавказский сепаратизм. 18 февраля 1936 года в «Правде» вышла статья под названием «Грубая схема вместо исторической правды». В результате Кавалеридзе запретили работать с молодежью (он руководил серией альманахов «Украинские песни на экране») и посоветовали снимать кино-оперы. Что он с блеском и сделал.

Если его «Запорожец за Дунаем» (1938) особым успехом не пользовался, то выпущенная двумя годами ранее «Наталка Полтавка» (кстати, первая украинская киноопера) была весьма востребована даже в США. Фильм Кавалеридзе три недели подряд шел в нью-йоркском кинотеатре «Рузвельт», где и местные-то творения в ту пору не держались так долго.

В 58-м вышла его лента «Григорий Сковорода», а три года спустя - «Повія» («Гулящая») по мотивам романа Панаса Мирного, где главную роль - Христи - сыграла Людмила Гурченко, прославившаяся к тому времени благодаря «Карнавальной ночи». Экранизация получилась откровенно слабенькая, хоть ее и сейчас демонстрируют некоторые телеканалы. Многое из романа было выхолощено, да и Гурченко в роли опустившейся селянки, выброшенной на обочину жизни и замерзшей на пороге собственной хаты, оказалась, мягко говоря, не убедительной. И всё же именно Кавалеридзе нащупал в Людмиле Марковне драматический нерв, который впоследствии использовали многие режиссеры.

***

Посмертным признанием мастерства Кавалеридзе, который ушел 3 декабря 1978 года и похоронен на Байковом кладбище столицы, стал памятник Ярославу Мудрому, установленный в 1997 году близ Золотых Ворот Киева. В его основу положена статуэтка князя, созданная Иваном Петровичем в конце 50-х.

Видел Ленина и отказался от бюста фюрера

В годы Великой Отечественной Кавалеридзе оказался в оккупации. Снимал в Западной Украине фильм «Пісня про Довбуша», когда фашисты поперли на Союз. В Киев пришлось добираться пешком. Там ему, человеку достаточно известному даже в Европе, предложили возглавить Комитет по делам искусств при местной управе. Дела совершали благие (помогали евреям, спасали молодежь от отправки в Германию, вызволили из Сырецкого концлагеря кинооператора Владимира Войтенко, который позже снимет знаменитый фильм нашего земляка Леонида Быкова «В бой идут одни «старики»), но так как всем заправляли националисты, цели были соответствующие - создать независимую республику, пусть даже под крылом гитлеровцев. И мастер покинул управу, которую вскоре истребили фашисты.

Он подрабатывал живописью, обменивая картины на продукты. А однажды к Кавалеридзе пришел мужчина с предложением сделать бюст Гитлера. Иван Петрович отказался. Мол, никогда не видел того живьем. Заказчик возмутился: «Но вы же Сталина и Ленина лепили, хотя их тоже не видели!». Иван Петрович парировал: «Нет, я видел Ленина!..» И действительно, он встретил зачинщика революции в Париже, в мастерской своего учителя Наума Аронсона, который рисовал портрет Владимира Ильича.... Позже выяснилось, что тем визитером был советский разведчик, переодетый в мундир немецкого офицера. Его свидетельства во многом помогли мастеру после освобождения.

Хоть сын Игорь и пасынок Борис погибли на фронте, а дочку Нину от первого брака казнили в Харькове за связь с партизанами, на Кавалеридзе пытались повесить клеймо «пособника фашистов». Но раз не арестовали и даже давали создавать фильмы и скульптуры, значит, никакой вины за ним не было...

Источник: "Донбасс"

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Срубы домов и бань
kostroma-srub.ru


саттелит
Мой стоматолог

ПОСЛЕДНИЕ ОБНОВЛЕНИЯ

Приволье