Коты - выставка
elite line

Донецкий характер по-настоящему: Евгений Смаглий

Автор: Виталий Выголов   
08.05.2015 10:50
Поделиться

smagliy-1

Его знают, любят и помнят студенты и выпускники Донецкого политеха, института физкультуры и медуниверситета.

В 2013-м он, возрасте 73 лет (!!!) стал призером 1-го Кубка соревнований среди ветеранов в Малайзии. На следующий год в Нахичевани его руки держали первый ветеранский Кубок мира по тяжелой атлетике, и когда он стоял на пьедестале и пел Гимн, ему стоя аплодировал весь зал.

За участие в этих соревнованиях его выгнали с работы по статье «прогул».

Он – кандидат психологических наук.

Он - священник маленького прихода в селе Еленовка.

Он же - вынужденный переселенец, обитающий нынче в стылой комнатке на окраине Киева. Где сразу после приезда, после трехдневного голодного пути, с последними копейками в кармане, слег с инфарктом.

Он продолжает работу над своим научным трудом – «Психическое состояние уверенности».

И каждое утро несколько раз поднимает-опускает во дворе дома найденный кирпич. Готовится к новым соревнованиям.

Дончанин Евгений Иванович Смаглий.

Разговаривать с ним удивительно легко и просто, несмотря на то, что с первых же минут общения самокритично чувствуешь, насколько велик ум собеседника по сравнению с твоим собственным. К расспросам о самом тяжелом и страшном – к вынужденному бегству из Донецка – решаюсь перейти далеко не сразу, потому что Смаглий запросто и увлекательно рассказывает о своей жизни интереснейшие вещи.

Спортом он решил заняться в 9 классе, когда влюбился. Жил в Советском районе Макеевки, парни там суровые, «дохляки» не в почете, так что, пришлось подружиться со штангой. Дружба эта привела к тому, что ему быстро покорилась первая сотня кг, и парень из Макеевки с отличием закончил киевский институт физкультуры. Вернулся в Донбасс, стал учителем физкультуры в донецком политихе и универе. Продолжал тренироваться и выступать за сборную области. После взятых 180 кг, его стали активно звать «выше», но выяснилось, что здесь рекорды делали не мышцы, анаболики.

«Рекорды стали скакать не по 300 грамм и не по полкило, а шагами в 10-15 килограммов! Разве ж это можно назвать нормальным?» - сердится Смаглий. - В общем, после спорта решил я удариться в науку…».

В итоге, на свет Божий появилась диссертация Смаглия на тему «Психическое состояние уверенности». Сколько он изучил при этом литературы, сколько перелопатил и перерыл источников и мыслей «великих» – знает только сам автор. Закончил труд – и, как человек по-провинциальному простой, решил лично познакомить со своей работой не кого-нибудь, а светило советской науки, знаменитого академика Бориса Ломового, который тогда возглавлял Московский институт психологии.

Взял, да и махнул в Москву, к самому Ломову.

И не просто «махнул», но и добился приема у светила науки, и познакомил с темой, и весьма даже академика ею заинтересовал. Тот поручил кому-то из помощников помочь молодому диссертанту.

Прошло время. Помощник взял да и вернул работу Смаглия обратно. По почте и без комментариев.

«Мне обидно стало, и даже не за свои труды, а за невнимание к важности темы, - рассказывает Евгений Иванович. – Осерчал, и снова поехал в Москву…».

1989 год, в МГУ проходит Всесоюзный съезд психологов. Кругом сплошные профессора, академики, министры, даже космонавты (!) и прочая известная, знаменитая публика. В углу скромно стоит Смаглий. Широко ступая, по коридору шагает академик Ломов, за ним многочисленная свита. Вдруг академик резко тормозит и поворачивается к скромному незнакомцу у стены. «Я вас помню, как дела?».

ВАК признала работу Смаглия лучшей за 1989 год. Свежеиспеченный кандидат психологических наук начинает мечтать о продолжении научной деятельности… Но академик Ломов вскоре скончался на международной конференции в Дании. Естественно, о Смаглие в Москве никто не вспомнил, не до того было. Рушился Советский Союз.

В 91-м Смаглий снова в Донецке и снова в спорте. Работал в мединституте, в 1994-м занял 4-е место по тяжелой атлетике в составе сборной Украины на Чемпионате Европы.

Но стал сказываться возраст, и тогда Смаглий решил выступать самостоятельно, среди ветеранов. В 2013-м ему аплодировала Малайзия, на следующий год его имя, единственного представителя Украины, назвали победителем на Кубке Мира в удивительной категории «75 лет».

За участие в этом соревновании Смаглия выперли с работы в мединституте. Дескать, заяву на отсутствие на работе не писал – изволь за дверь по прогулу.

Пришлось кандидату психологических наук пенсионного возраста с известными доходами подрабатывать каменщиком. Как-то повстречал бывшего студента, и тот подсказал, что Смаглию, ввиду его интересов, неплохо было бы познакомиться с ректором Института искусственного интеллекта Анатолием Шевченко. Как-то и впрямь зашел, познакомился. И удивился: у отставного подполковника ГКБ на стене – крест, на столе – Библия…

«Мы проверяли Библию, там все верно описано», - пояснил Шевченко.

Смаглий читал и изучал книгу полтора года. В итоге, сегодня категорически убежден в том, что человеку нельзя вручать аттестат зрелости, если тот не знаком с Библией.

Возможно, это и послужило толчком тому, что Смаглий нежданно-негаданно стал священнослужителем. Стал заходить в храм УПЦ, поначалу чего-то стеснялся и прятался за колоннами. Так было до тех пор, когда однажды во время службы стало плохо с сердцем одной из певчих хора. Спортсмен-кандидат психологических наук пытался спасти человека, как мог. В итоге, Смаглия заметил настоятель храма, и это знакомство привело к тому, что сначала Евгений Иванович стал дьяконом, а затем и вовсе получил маленький храм в Еленовке. Служил там только по воскресеньям, но к храму потянулись люди не только из сельца, но и стали наезжать издалека.

«Я воду хорошо свячу, - на полном серьезе говорит Смаглий. – Знаю и верю: есть во мне такая сила, и люди это знают. Здесь вера всего главнее, ее искренность».

К моменту начала всего того страшного, из-за которого Смаглий сегодня оказался, по сути, один, почти без денег и на съемном углу на окраине Киева, он работал доцентом в институте физкультуры.

В мае 2014 Евгений Иванович выступал на Чемпионате Европы в Венгрии. Вернуться пришлось уже в другой Донецк.

«Были мелочи, которые складывались в общую картинку, - рассказывает он. – Однажды в троллейбусе хватанул за грудки какой-то пьяный, усмотрев на груди спортивный значок с украинской символикой. Потом уличное хулиганье едва не побило за такой же спортивный костюм».

Занимался он на базе «Шахтера». Часть спортсменов – его знакомцев – стали настойчиво тянуть в «ДНР»: иди, мол, нам опыт нужен и имя будет полезным. Не шел. А потом начались обстрелы и кое-что пострашнее: полное безденежье.

«Я жил в Калининском районе, туда прилетало не особо. А вот помереть с голоду в 75 лет – это было дико, - говорит Смаглий. – Ни пенсии, ни зарплаты…».

16 декабря решил выбираться в Киев. (В столице живет его дочь, но, судя по всему, отношения у нее с отцом далеки от идеальных, а расспрашивать подробности было не совсем уместно). Дорога вышла долгой. Несколько раз в течение первых суток пришлось кружить туда-сюда на автобусах: то блокопосты требуют какие-то пропуска, то где-то взорвали мост. В компании таких же горемык побывали под Волновахой, Угледаром, Курахово… Наконец, на железнодорожном вокзале в Константиновке стало ясно: можно ехать, были бы деньги.

Денег оказалось ровно на 2 гривны больше, чем требуется для койки без постели. В итоге, двое суток с мокрыми ногами, без еды.

В комнате съемной квартиры у него стали отказывать ноги. «Падал на ходу, никогда в жизни ничего подобного не было», смущаясь, словно оправдывается он. Естественно, дело кончилось срочной госпитализацией. Инсульт, основной диагноз - «тромбоэмболия».

Но Смаглий остался самим собой. Через 10 дней встал на ноги и стал проситься из больницы «домой» так настойчиво, что врачи вынуждены были уступить (впрочем, не исключено, что были рады попрощаться с неимущим донецким пациентом).

Ему немножко помогает какая-то религиозная организация, но Смаглий говорит, что деньги ему придется потом вернуть. Как и чем – пока не знает. Но став физически на ноги и еще ходя потихоньку и осторожно, он уже нашел во дворе кирпич и поднимает его по нескольку раз на день, пытаясь вернуть себе физическую форму. Зачем? – не поверите: хочет снова участвовать в летнем чемпионате (и что-то мне подсказывает, что – будет!)

А еще он мечтает закончить и опубликовать свою научную работу, настаивая, что уверенность в себе – это научная категория, и зависит она исключительно от психологии человека. И потому у него на столе лежат диковинные книги, которые увидишь разве что где в спецфондах. А между книжными томами покоится большой крест, поднеси руку к которому – и почувствуешь легкое тепло (сам пробовал!).

Вот такой донецкий характер. Которому рукоплещут за границей, но который вдруг стал ненужным дома, в Донбассе.

Он провожает до остановки, осторожно ступая ногами по земле, словно заново пробуя ее на твердость и с каждым шагом уверяясь: ноги – держат, сила – есть. Весело косит глазами на кирпич у газона: вот с ним и тренируюсь. И на прощание говорит:

«Я обязательно вернусь домой, в Донецк. Знаю, чувствую, что будет это не скоро, но то, что это будет – знаю. Донбасс одумается, потому что люди там хорошие, не безнадежные…».

И уж кому-кому, а такому Смаглию – веришь.

Виталий Выголов, «ОстроВ» 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить



саттелит
Мой стоматолог

ПОСЛЕДНИЕ ОБНОВЛЕНИЯ

Приволье