animals
elite line

В Славянске выпускали химическое оружие

Автор: OBS   
03.01.2016 11:35
Поделиться

b1

Любопытную историю сообщает о жизни дореволюционного Славянска местное интернет-издание "Деловой Славянск": оказывается, в годы Первой Мировой войны в этом городе производилось химическое оружие. 100 лет назад славянский завод "Электрон" отправил в войска первые в истории отечественной авиации химические бомбы.

"Химическое оружие в России: первый блин комом

Первая реальная попытка использовать химические боеприпасы была предпринята в России вскоре после Крымской войны. В конце 1850-х годов Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления (ГАУ) предложил ввести в боекомплект "единорогов" (гладкоствольные орудия-гаубицы) бомбы, начиненные отравляющими веществами. Для 1-пудовых (.т.е. калибром 196 мм) крепостных единорогов была изготовлена опытная серия бомб, снаряженных цианистым какодилом (современное название – какодило-цианид).

Испытания проводили, в буквальном смысле этого слова, на кошках: подрыв 1-пудовых бомб осуществлялся в открытом деревянном срубе типа большой русской избы без крыши. В сруб поместили дюжину кошек, защитив их от осколков снаряда. Через сутки после взрыва к срубу подошли члены специальной комиссии ГАУ. Все кошки неподвижно валялись на полу, глаза их сильно слезились, но все они были живы.

По этому поводу генерал-адъютант А.А. Баранцев написал доклад царю, где категорически заявил, что применение артиллерийских снарядов с отравляющими веществами в настоящем и будущем полностью исключено. С тех пор и до 1915 г. больше никаких попыток создания химбоеприпасов военным ведомством не предпринималось.

Гаагская конвенция

Ближе к концу XIX в. идея использования ядовитых веществ для массового убийства людей уже проникла в общественное сознание. В вышедшем в 1898 г. романе "Война миров" английского писателя-фантаста Герберта Уэллса описываются химические атаки марсиан с удивительно точной детализацией применения газометов, сходных с теми, что применялись позднее во времена Первой мировой войны.

В 1899 году на Гаагской мирной конференции была принята декларация, запрещающая использование снарядов, имеющих единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы. Конференция эта, созванная по инициативе российского императора Николая II, носила характер общемировой. Принять в ней участие были приглашены все европейские страны, а также другие значимые мировые державы.

Однако Декларацию подписали не все, ее отказались принимать Англия и США, что с началом мировой войны фактически обесценило и принятые на себя другими странами обязательства. Впрочем, Германия настаивала на том, что вообще не нарушает заключенных в Гааге договоренностей. Дело в том, что в гаагской декларации речь шла о снарядах, а немецкие войска в начале войны использовали для распространения газов только баллоны.

Интересно, что в Гаагской конвенции было запрещено множество и других военных приемов, как, например, бомбардировки с моря незащищенных портов, которые Англия проводила во всех войнах, начиная со времен Френсиса Дрейка и заканчивая войной за Суэцкий канал 1956 года. Запрещалось сбрасывание снарядов со взрывчатыми веществами с воздушных шаров и других летательных аппаратов и многое другое.

Еще римские папы в XIII–XV веках раз 20 предавали анафеме самые эффективные виды вооружения того времени от арбалетов до мортир, но даже воля "наместника Бога на земле" на развитие военного прогресса влияла мало.

Началась война – проявилось отставание

Началась Мировая война, и все конвенции полетели, в лучшем случае, в корзины для мусора.

К этому времени в арсеналах всех противоборствующих сторон (кроме России, где генералы по привычке продолжали считать отравляющие вещества неэффективными) уже было припасено что-нибудь из военной химии. И уже осенью 1914 года французы применили против германских войск созданные до войны 26-мм ружейные гранаты (запускаемые с помощью обычных винтовок), снаряженные раздражающим веществом этилбромацетатом.

22 апреля 1916 года на реке Ипр немцы впервые применили отравляющие газы на Западном фронте. На русском (Восточном) фронте химическое оружие впервые было применено в конце января 1915 года, а масштабно его там немцы применять стали, начиная с 31 (18) мая 1915 года. В тот день немцы применили хлор против частей, преграждавших им путь к Варшаве. Потери русских войск газотравленными составили 9036 солдат и офицеров, из них погибло 1183 человека. Для сравнения – за тот же самый день потери от стрелкового оружия и артиллерийского огня германцев составили 116 бойцов. Такое соотношение потерь заставило царское правительство снять "розовые очки" задекларированных в Гааге "законов и обычаев сухопутной войны" и вступить в химическую войну.

"Внезапно" выяснилось, что в России отсутствуют не только собственные наработки в области химического оружия, но и почти нет заводов, которые могли бы производить его компоненты! Большая же часть русской химической промышленности вообще была представлена германскими химическими заводами.

Химическое машиностроение как отрасль народного хозяйства вообще отсутствовало в России. Немецкие промышленники задолго до войны озаботились тем, чтобы их предприятия не могли быть использованы русскими для военных целей. Их фирмы сознательно оберегали интересы Германии, монопольно поставлявшей для российской промышленности бензол и толуол, необходимые при изготовлении взрывчатых веществ и красок.

Союзники тоже не горели желанием делиться секретами: когда осенью 1915 года русское правительство попыталось через своих представителей во Франции получить от французских промышленников технологии изготовления боевых отравляющих веществ, то им в этом было отказано.

Готовясь к летнему наступлению 1916 года, русское правительство заказало 2500 т жидкого хлора, 1666 т фосгена и 650 тысяч химических снарядов в Великобритании с доставкой не позднее 1 мая 1916 года. Сроки наступления и направление главного удара русских армий были скорректированы союзниками в ущерб русским интересам, но к началу наступления из всего заказа в Россию была доставлена лишь небольшая партия хлора и… ни одного химического снаряда!

Так что для ответа на германские атаки тем же оружием пришлось налаживать его собственное производство практически с нуля.

В первую очередь стали создавать производство жидкого хлора, который до войны полностью импортировали. Эксперты определили, что наилучшим образом для этого промышленность Финляндии. Однако начатые в августе 1915 года переговоры с финляндским сенатом о переоборудовании заводов для производства жидкого хлора шли целый год.

В конце концов, 9 (22) августа 1916 года Особое совещание по обороне решило передать заготовку жидкого хлора особой комиссии, учрежденной при Сенате, и на оборудование двух заводов отпустило 3.200.000 рублей.

Пока же казённые заводы только строились, военному министерству пришлось покупать газы везде, где только возможно. Например, 21 ноября 1915 года 60 тысяч пудов жидкого хлора заказали у Саратовской городской управы.

b2

 Завод "Электрон" (г. Славянск). Почтовая открытка начала ХХ века.

Пока шли переговоры с финнами, единственными предприятиями, расположенными относительно близко к фронту и теоретически способными быстро наладить производство жидкого хлора в промышленных масштабах, были химический завод Южно-Русского общества в Славянске и "Любимов, Сольве и Kо" у ст. Переездной (в нашем времени это предприятие было известно под название "Лисичанская сода"). Начало поставок на фронт первых баллонов с хлором планировалось не ранее, чем через 4-5 месяцев после начала работ.

В короткие сроки славянский завод был значительно расширен постройкой нового корпуса, что увеличило производительность вдвое. Через некоторое время были запущены и другие новые заводы, но поставки жидкого хлора в баллонах так и шли только с указанных двух заводов в объемах от 1.000 до 1.500 пудов в день.

Оказалось, что даже это количество было чрезмерно велико, так как фронт расходов хлор сравнительно медленно, и к концу весны 1916 года на фронтовых складах образовался запас до 100 тысяч пудов жидкого хлора в баллонах, хранить который было достаточно затруднительно.

b3

 Акция славянского "Южно-русского общества», 1907 г.

Как регулярно случается в нашей истории, на эти события существует и прямо противоположная точка зрения.

Славянский "Электрон" был акционерным обществом, причем 90% его акций принадлежало французам. Получив большие субсидии от русского правительства, завод за лето 1915 года не дал фронту ни тонны хлора. В конце августа на него был наложен секвестр, т.е. ограничено право управления со стороны общества. Проще говоря, управление заводом передали в руки военных властей.

Дипломаты и пресса вроде бы союзной Франции подняли шум о нарушении интересов французского капитала в России. Ссориться с союзниками по Антанте царские власти опасались, и в январе 1916 года управление заводом вернули прежней администрации, и даже предоставили новые кредиты.

Однако до конца войны завод так и не вышел на выпуск хлора в количествах, предусмотренных военными контрактами.

С производством взрывчатых веществ никаких разночтений и интриг не обнаружилось: по воспоминаниям военного химика В.Н. Ипатьева, на славянском "Электроне" и лисичанском "Любимов, Сольве и Kо" велось производство пикриновой кислоты по новому методу, не применяемому более ни на одном другом отечественном заводе.

Важность этого производства подчеркивают слова самого Ипатьева: "Необходимо отметить, что эти заказы на несколько миллионов рублей были даны с одобрения комиссии без всякого заключения контракта и без установления вперед цены на заготовляемый продукт, – после только одних переговоров председателя комиссии с директорами заводов; было только указано наперед, что особая комиссия с представителем от государственного контроля будет определять стоимость продукта данному заводу, и правление получит сверх этой цены 10% дохода".

Первая тысяча пудов пикриновой кислоты с указанных заводов была получена уже в июле 1915 года, и ее производство стало быстро развиваться.

Примечательно, что славянский и лисичанский заводы успешно развивались весь ХХ век, и почили в бозе не так давно: судьба славянского Содового известна всем в городе, а ОАО "Лисичанская сода" пережило его ненамного: лисичанский завод признан банкротом в 2011 году и разрушен до того же состояния, что и Содовый.

С производством прочих отравляющих веществ тоже хватало проблем: доступных мощностей не хватало, а промышленники запрашивали чрезвычайно высокие цены и не могли гарантировать своевременность поставок. Вследствие этого было начато строительство множества новых государственных ("казенных") заводов, но на это нужно было время.

В результате массовое производство химических снарядов наиболее ходового калибра 76 мм на русских заводах началось в конце 1915 года, а в армию они начали поступать в феврале 1916 года. Накануне февральской революции 1917 года на фронт впервые стали поступать химические снаряды для тяжёлых 152-миллиметровых гаубиц, а с весны — химические боеприпасы для миномётов. Весной 1917 года пехота русской армии получила первые 100 тысяч ручных химических гранат. Помимо этого, начали первые опыты по созданию реактивных ракет с газом. Тогда они так и не дали приемлемого результата, но именно их потомком в советское время родится знаменитая "Катюша". В конце 1915 года химические снаряды появились даже во флоте, причем они предусматривались даже для главного калибра линкоров – 305 мм.

b4

 b5

Армейские наставления по применению химического оружия и защите от него.

b6

Противогаз Зелинского-Кумманта, 1915 г.

Авиация и боевая химия

Одним из новейших видов военной техники, получивших развитие в Первую Мировую, стала военная авиация. По состоянию на начало войны Императорский военно-воздушный флот был самым большим в мире и насчитывал 263 аэроплана и 14 дирижаблей. Самолёты того времени не были вооружены – во всех армиях мира, обладавших ими, возможность установки вооружения еще только изучалась.
Основным типом самолетов в русской авиации 1914-1915 гг. были разведчики и бомбардировщики "Фарман" и "Вуазен" (три четверти всего авиапарка были импортного производства).

Летом 1915 года химическим оружием заинтересовался и шеф русской авиации великий князь Александр Михайлович. В июле 1915 года полковник Б.Г. Тронов и поручик Крашенинников представили начальнику ГАУ генералу Маниковскому чертежи "бомб с удушливыми газами", оснащенных специальными клапанами для снаряжения и обеспечения необходимой герметичности. Снаряжать эти бомбы предполагалось жидким хлором.

Чертежи поступили в Исполнительную комиссию при военном министре, которая 20 августа согласилась на изготовление 500 штук таких боеприпасов. В декабре того же года на заводе "Русского общества для выделки снарядов" изготовили корпуса химических авиабомб и снарядили их хлором на упоминавшихся уже заводах "Электрон" и "Любимов, Сольве и Kо".

Бомбы снабжались калиберными перисто-цилиндрическими стабилизаторами. Одним концом перья стабилизатора приваривались к корпусу, а другим концом заклепками крепились к цилиндру стабилизатора.

Длина бомбы со стабилизатором составляла 675 мм, максимальный диаметр корпуса 206 мм. Общий вес бомбы 16,4 кг, из них на хлор приходилось 10,7 кг.

b7

Химическая 1-пудовая авиабомба конструкции Б. Г. Гронова

В конце декабря 1915 г. 483 химические авиабомбы отправили в действующую армию. Там по 80 бомб получили 2-я и 4-я авиационные роты, 72 бомбы – 8-я авиационная рота, 100 бомб – эскадра воздушных кораблей "Илья Муромец", а 50 бомб отправили на Кавказский фронт. На том производство химических авиабомб в дореволюционной России и прекратилось.

b8

Погрузка авиабомб в "Илью Муромца".

Конструкция 1-пудовых бомб Гронова оказалась явно неудачной. С одной стороны, клапаны, имевшиеся на бомбах, пропускали хлор. В результате несколько русских солдат, разгружавших химические бомбы из железнодорожных вагонов, отравились, а часть из них позже скончались в госпитале. В 6-й авиационной роте после двух месяцев хранения трава вокруг погреба пожелтела и пожухла. Личный состав боялся подходить к этому месту, а летчики, напуганные первыми сообщениями о применении газов на фронте, просто отказывались брать эти бомбы на самолеты, опасаясь отравления.

С другой стороны, воздействие химических авиабомб на противника было явно невелико. Конкретных данных о потерях немцев нет.
Но еще в ноябре 1915 года на испытаниях химической 2-пудовой бомбы в отчете отмечалось, что бомба разорвалась на 3 куска, и получилось "белое облако паров хлора". Действие этих паров проверялось на белых мышах и морских свинках, клетки с которыми были расставлены на расстоянии от 2 до 15 м от точки взрыва. Из нескольких десятков подопытных мышек и свинок через 2 часа умерли только две…

Итоги химической войны

По подсчетам историков, за годы Первой мировой войны от химического оружия пострадало порядка 1,3 млн. человек. Самым известным из них, пожалуй, стал Адольф Гитлер – 15 октября 1918 года он получил отравление и временно потерял зрение в результате близкого разрыва химического снаряда.

Известно, что с января по ноябрь 1918 года англичане потеряли от химического оружия 115 764 солдата. Из них умерло менее одной десятой процента – 993. Такой малый процент смертельных потерь от газов связан с полным оснащением войск совершенными типами противогазов. Однако большое количество раненых, точнее, отравленных и потерявших боеспособность, оставляло химическое оружие грозной силой на полях Первой мировой.

Армия США вступила в войну только в 1918 году, когда немцы довели использование разнообразных химических снарядов до максимума и совершенства. Поэтому среди всех потерь американской армии свыше четверти приходилось на химическое оружие.

Это оружие не только убивало и ранило – при массовом и долгом применении оно делало временно небоеспособными целые дивизии. Так, в ходе последнего наступления германской армии в марте 1918 года при артиллерийской подготовке против одной только 3-й британской армии было выпущено 250 тысяч снарядов с ипритом. Британским солдатам на передовой пришлось в течении недели непрерывно носить противогазы, что сделало их почти небоеспособными.

Потери русской армии от химического оружия в Первую мировую войну оцениваются с большим разбросом. Во время войны эти цифры по понятным причинам не оглашались, а две революции и развал фронта к концу 1917 года привели и к значительными пробелам в статистике. Первые официальные цифры были опубликованы уже в Советской России в 1920 году – 58 890 отравленных не смертельно и 6268 умерших от газов. Вышедшие по горячим следам в 20-30-е годы XX века исследования на Западе приводили куда большие цифры – свыше 56 тысяч убитыми и около 420 тысяч отравленных.

…В силу слабости промышленной базы армия Российской империи так и не смогла сравняться ни с противником, ни с союзниками по Антанте в количестве и ассортименте химических снарядов. Русская артиллерия в общей сложности получила менее 2 млн. химических снарядов, в то время, как Франция за годы войны произвела свыше 10 миллионов таких снарядов. Когда в войну вступили США, то их мощнейшая промышленность к ноябрю 1918 года производила почти 1,5 миллиона химических снарядов ежемесячно – то есть за два месяца выпускала больше, чем вся царская Россия смогла за два года войны.

В итоге, отладить производство химического оружия и средств защиты удалось лишь к весне 1917 года, когда судьба Российской империи уже была решена". 

Акция славянского "Южно-русского общества», 1907 г.
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить



саттелит
Мой стоматолог
Мирабель

ПОСЛЕДНИЕ ОБНОВЛЕНИЯ

Приволье