Коты - выставка

Ломать - не строить или Почему в Краматорске не спасли КЭГИ

Автор: OBS   
05.08.2017 16:20
Поделиться

В начале июня этого года стало известно о предстоящем закрытии Краматорского экономико-гуманитарного института. Новость - не из веселых, ведь в городе стало одним вузом меньше, и до сих не ясна дальнейшая судьба как студентов КЭГИ, так и его преподавательского состава.   

Основной причиной прекращения деятельности вуза назывались финансовые проблемы. Однако в редакцию нашего издания поступило письмо от (теперь уже бывшего) проректора по учебно-методической и научной работе института Раисы Масалаб, в котором излагается ее точка зрения на иные причины прекращения деятельности КЭГИ.

Считаем, что эта информация будет интересна для широких читательских кругов, и публикуем письмо бывшего проректора в полном объеме. Отметим также, что в случае, если нынешнее руководство КЭГИ сочтет нужным ответить на письмо Раисы Масалаб - редакция также готова будет опубликовать эту информацию на сайте "ОбщеЖитие Online".

"ЛОМАТЬ - НЕ СТРОИТЬ

«Любил свой институт, своё творенье». Так студенты китайской секции Краматорского экономико-гуманитарного института писали в книге Памяти о Ли Цзегао, выпущенной ко дню его восьмидесятилетия.

Много добрых, хороших, тёплых слов прозвучало в адрес учредителя в воспоминаниях преподавателей, сотрудников, выпускников института. На здании четвёртого корпуса КЭГИ была открыта мемориальная доска, а в апреле 2016 года проведена научно-практическая конференция, посвящённая памяти Леонида Петровича (так называли Ли Цзегао сотрудники института). Трудовой коллектив института старался увековечить память об этом уникальном человеке.

Однако ни на одном из мероприятий не было жены Ли Цзегао – доцента кафедры истории Ирины Кипцар, которая сегодня, являясь и. о. ректора, поставила крест на КЭГИ.

Следует сказать, что сложности в отношениях между наследницей и трудовым коллективом были ожидаемы, но никто не предполагал, что они могут принять оскорбительные формы, как для всего коллектива, так и отдельных его представителей.

Немного из истории нашего института. Образован Краматорский экономико-гуманитарный институт был в начале 90-х годов прошлого столетия на базе Донецкого открытого университета. Создание материальной базы, обучение студентов – это результат напряжённого труда непосредственно самого Ли Цзегао, трудового коллектива и прежде всего – профессорско-преподавательского персонала. Главными инвесторами становления и развития института были преподаватели с их интеллектуальным капиталом, без которого невозможно было получить лицензии, пройти аккредитации, обеспечить учебный процесс. А теперь именно эти люди стали заложниками решения учредителей от 28 марта 2017 года о прекращении деятельности института в сфере высшего образования.

Закрытие любого предприятия в условиях рыночной экономики – это обычное событие. Но в данном случае проблема эта - не только юридическая (решать ее правоведам), но и морально-этическая, на которой и заострю внимание.

Сворачивание образовательной деятельности в КЭГИ проходило постепенно. Этому способствовали как объективные (ужесточение конкуренции на рынке образовательных услуг), так и субъективные (уменьшение финансирования разных направлений деятельности по профориентации, отток квалифицированных преподавателей и др.) причины, которые резко обострились в последнее время. Но все это было решаемо.

Так, учёным советом института был предложен реанимационный пакет мер по выходу из создавшегося кризиса, вплоть до продажи части учредительного капитала ради возможного сохранения института (в отечественной практике были случаи, когда частный вуз, передав своё имущество в собственность государства, становился частью другого высшего заведения Украины). Подчеркну, что хотя сам Леонид Петрович и не приветствовал слияние с другим частным вузом, но и окончательно не отвергал такой вариант в случае необходимости. При его жизни были сделаны некоторые шаги в этом направлении.

Решение учредителей о прекращении деятельности КЭГИ в сфере высшего образования не было для всех полной неожиданностью. Но если бы оно было озвучено в сентябре 2016 года, то у трудового коллектива было бы время для более тщательной проработки этой проблемы. Однако Ириной Кипцар выбран другой вариант поведения, что можно объяснить простым нежеланием выполнять довольно обременительные и хлопотные обязанности гаранта предоставляемых образовательных услуг. И в результате были предприняты «нелицеприятные» шаги:

- принято решение о прекращении деятельности института в сфере высшего образования;

- подготовлен приказ о сокращении штатов и увольнении работников (для справки: в сложные девяностые годы Ли Цзегао создал около двухсот рабочих мест, а Ирина Кипцар, в не менее тяжёлый период, увольняет свыше 100 человек, некоторым из которых осталось несколько лет до пенсии).

- библиотеку готовить к продаже! А авторские работы (учебные пособия, монографии и др.), переданные бесплатно институту? (Забрать нельзя, так как это собственность теперь уже наследницы Ли Цзегао);

- периодическую литературу (журналы с научными статьями) – забрать нельзя, а сдать в макулатуру – можно!

За все время активных «боевых действий» Ирина Кипцар ни разу не встретилась с членами учёного совета, трудового коллектива, студентами и их родителями, за исключением тех встреч, которые были в ее личном кабинете.

Очередной каплей в этой неприятной истории стало оскорбление чести и достоинства законного ректора института. Он был отстранён от занимаемой должности 6 апреля 2017 года, а уволен 2 июня этого же года без согласия профсоюзной организации и трудового коллектива, который избрал его по конкурсу.

14 июня 2017 года было проведено собрание трудового коллектива по вопросам закрытия института, сокращения его штатных работников, увольнения ректора. В одном из пунктов решения собрания было отмечено, что трудовой коллектив выразил протест против незаконного увольнения ректора; высказана необходимость подачи искового заявления в суд о неправомерных действиях Ирины Кипцар и возмещении морального ущерба; принято решение о подготовке статьи для СМИ.

По сокращению штатов с 18 июля 2017 года уволены почти все работники института, которые в день расчета получили трудовые книжки и только 25% расчетной суммы, что нарушает ст. 116, 117 КЗОТ Украины и есть основанием для трудового спора независимо от того, в какой срок погашена оставшаяся часть задолженности.

В интервью средствам массовой информации от 22 июня текущего года, Ирина Кипцар сообщила, что основной причиной закрытия института стали его убыточная деятельность и отсутствие «каких то серьезных предложений, обоснованных финансово с гарантией коллективу и студентам по поводу слияния с другим частным вузом».

О каких финансово обоснованных предложениях да еще с гарантиями может идти речь в ситуации «тонущего корабля»??? Надо было проявлять собственную инициативу при активном привлечении профессорско-преподавательского состава с целью сохранения института.

На самом деле, предложения от других вузов были. Например, в феврале 2015 года от Европейского университета. Но тогда ни достучатся, ни дозвонится до Ли Цзегао не было возможности, так как он был практически изолирован от сотрудников института, а другие учредители не обладали правом решающего голоса.

Другое предложение было уже после объявления о прекращении деятельности института в сфере высшего образования, т.е. в апреле 2017 года от Международной академии управления персоналом. Но в течение трех дней ее представитель не мог встретится ни с и.о. ректора , ни с ее адвокатом и обсудить приемлемые варианты аренды или продажи одного из учебных корпусов, общежития и библиотеки. Это позволило бы сохранить институт, а со временем расширить подготовку студентов по более широкому спектру гуманитарных профессий в нашем индустриальном регионе. В то же время дополнительные финансовые ресурсы помогли бы вовремя произвести расчет с уволенными работниками КЭГИ.

Возможно, были и другие варианты толерантного решения этой проблемы при сотрудничестве и.о. ректора с трудовым коллективом. Но для этого надо было хорошо помнить, что наследие Ли Цзегао – это не только правовой акт, но и результат работы ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ПОТЕНЦИАЛА ИНСТИТУТА!!!

Так что возможности сохранения института были, но не было желания основного наследника.

Накануне смерти основателя института, на вопрос о здоровье Ли Цзегао, Ирина Кипцар уверенно отвечала, что все хорошо, и самочувствие его нормальное, попутно аргументируя по телефону вопрос о закрытии института. А через три дня первый ректор КЭГИ умер.

Не была выполнена и просьба Леонида Петровича – похоронить его от четвёртого корпуса учебного заведения, на котором ещё пока висит мемориальная доска, как память об основателе института. А могила Ли Цзегао до сих пор укрыта венками, принесёнными в день похорон, прикрывая провалившуюся землю, хотя прошло уже почти два года со дня его смерти!

kegi 038

Могила Ли Цзегао на кладбище по улице Дружбі в Краматорске, фото 04.08.2017 г. 

kegi 037

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, ЛОМАТЬ ГОРАЗДО ЛЕГЧЕ, ЧЕМ СТРОИТЬ. Для этого понадобилось всего четыре месяца.

Хочу выразить глубокую благодарность всем преподавателям и сотрудникам, которые стояли у истоков создания КЭГИ, тем, кто своим талантом и жизненной энергией способствовал становлению и развитию института, и тем, кто последними захлопнули его двери, сполна выполнив свой профессиональный долг.

Уверена, что зерна душевной теплоты, взаимопонимания, новой формы взаимоотношений «студент-преподаватель», толерантности разнесутся сотрудниками команды КЭГИ и в другие организации, учебные заведения, где бы они ни продолжали свою трудовую деятельность.

Масалаб Р.Н. - проректор по учебно-методической и научной работе КЭГИ (2013-2017)"  

 

Комментарии   

 
Литвинов Ю.И.
+2 # Литвинов Ю.И. 07.08.2017 15:52
Многие преподаватели КЭГИ проработали в институте с первого дня до последнего, отдали ему часть своей жизни, вложили душу. Очень неприятно, больно терять своё детище. Для города - это тоже серьёзная потеря.
Ответить
 
 
prime
+1 # prime 14.08.2017 22:23
ну честно... Я человек далекий от дел КЭГИ... Что на внутренней кухне - не скажу... Но как человек, который является каким-никаким, но все же специалистом в области высшего образования... Скажу так. Все контрактное обучение в стране убыточно. Чтобы оно приносило прибыль - нужно кол-во студентов, масштаб деятельности. Вузы вынуждены в ценах на обучение по сути демпинговать. Гос. вузы выживают пуская все на общий фонд, из гобюджета. И масштаб самого контракта. Частные имеют только один вариант - масштаб. Все. Иначе по ценам они конкуренции не выдержат. Но масштаб... О каком масштабе может идти речь, если прием 100-200 человек в год? Это не вуз. Он был нужен в 90-х, выживал первые лет 5-10 2000-х. Сейчас... Простите, но лиценщионный обхем вузов превышает в разы количество абитуриентов уже лет 10. По стране - демографический кризис. Поступать некому. Какие РЕАЛЬНЫЕ предложения выхода из кризиса, если студентов нет раз, и сам регион такое количество студентов дать не может???
Ответить
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить



саттелит
Мой стоматолог

ПОСЛЕДНИЕ ОБНОВЛЕНИЯ

Приволье