Социальные сети: ничего личного...

Добро пожаловать в дивный новый мир, где стираются все барьеры между публичным и приватным.

Как-то один опросчик общественного мнения, обедая в ресторане, завел разговор с 20-летней официанткой на тему приватности, социальных сетей и YouTube. Он спросил ее: есть ли что-нибудь, что она не хотела бы демонстрировать в сети.

- Свои сиськи – сказала официантка – …ну, разве что на Хэллоуин и только своим друзьям.

- Ладно - ответил ей опросчик (а это был Джон Зогби, и впоследствии он написал на эту тему книгу «Какими мы будем»).

- Ну, вот смотри – продолжал он – я сегодня у тебя в друзьях, а завтра могу расфрендить. Ну, и как ты мне помешаешь тогда поделиться фотками твоих… ммм… твоей груди с кем бы то ни было? Или продать эти фото компании, в которую ты, допустим, собираешься устроиться на работу?

- Ничего страшного – ответила официантка – у нас столько народу выкладывают свои фотки в сетях, что компаниям придется либо привыкнуть к этому, либо вообще никого не нанимать на работу.

Весенние каникулы закончились, и вновь с былой остротой встает вопрос: так что же, все-таки, относится к области публичного? Этим вопросом после каникул задаются тысячи студентов по всей стране – ведь каникулы не обходятся без традиционных вакханалий, сопровождающихся пьяным буйством, массой снятых на телефон роликов о том, как «девочки безумствуют». Унитазы забиты презервативами, заблеванные полы… И все это вскоре появляется на страничках в Facebook….

С момента того разговора с официанткой прошло уже пять лет - и люди за это время, похоже, пересмотрели свое отношение к приватности. Как свидетельствует недавний репортаж на New York Times, люди стали гораздо осторожнее вести себя во время традиционных весенних празднований.

«Люди стали большими ханжами – говорит бармен на Ки Уэст – они стали настолько бояться, что кто-то их сфотографирует, а потом выложит где-нибудь их фотки. Десять лет назад они могли себя вести в баре очень и очень омерзительно – в Фэйсбуке же их фотки тогда не появлялись».

Жаль, конечно, что люди перестали вести себя так, как хотели бы (предположим, что «омерзительно» - это в то же время для них и «прикольно»). Оказывается, что если люди осознают, что последует определенная расплата за их поведение (их заснимут и потом выложат на всеобщее обозрение), то для многих это уже является сдерживающим фактором.

Наша откровенность (как и откровенность, которую мы ожидаем от других) имеет определенные границы. Мне, допустим, совершенно все равно, что другие думают обо мне (если это не самые близкие мне люди, конечно). В равной степени я не желаю, чтобы люди знали, что я думаю о них. В повседневной жизни нам не обойтись без определенной доли неискренности.

Тем не менее, границы откровенности и рамки приватности все более стираются – иногда люди идут на это добровольно, иногда так получается случайно, иногда их вынуждают быть более откровенными с помощью хитрости. Ведь есть блоги, Твиттер, вебкамеры, Facebook и YouTube. Всегда где-нибудь имеется микрофон или камера – причем включенная. Наши личные дневники становятся открытой для всех книгой. Закончилось время, когда мы могли говорить одно - для узкого круга, и другое (осторожнее и деликатнее) – на публику. Отныне мы все живем публичной жизнью.

Последствия подобных перемен, увы, не ограничиваются одним лишь чувством неловкости или стыда. Возьмем, например, недавний случай – студент Ратгерского университета Тайлер Клементи покончил с собой после того, как его сосед по комнате установил камеру, заснял гомосексуальные взаимоотношения Тайлера, а затем выложил все в сети. Раньше подобные проявления гомофобии вызвали бы максимум сплетни и пересуды, которые можно было бы опровергнуть - и они вряд ли привели к столь фатальным последствиям. Сейчас же у нас на западе практически все подростки, и особенно девушки, вынуждены постоянно терпеть унижения из-за того, что их неосмотрительные поступки были записаны и выложены на всеобщее обозрение.

Изменения в уровне приватности имеют и политическое измерение. Мы теперь больше знаем о представителях политической элиты и можем наблюдать, что их высказывания зачастую противоречат их действиям. В этом есть и определенные плюсы. Возьмем, например, недавний случай: британский премьер Гордон Браун обозвал женщину «фанатичкой», причем произошло это как раз накануне выборов. Премьер не знал, что в машине, где это произошло, был включенный микрофон. А ведь буквально за пару минут до этого он называл ее же «замечательной женщиной, которая так много делает для общества», но тогда-то он знал, что его слова записываются. Избиратели, таким образом, получили еще одно доказательство того, что политики на самом деле относятся к ним с презрением. Проблема, собственно, заключалась не в том, что Гордона Брауна подслушали, а в том, что он – премьер.

Политики допускают оплошность за оплошностью. Обама и Саркози вместе высмеивают Беньямина Нетаньяху. Обама пробалтывается о своей стратегии по отношении к России после российских выборов. Но всякие оплошности с включенным микрофоном – это далеко не все. Есть масса более серьезной информации, которую наши политики предпочли бы от нас скрыть.

Вспомним, например, «Викиликс». Выложив информацию, предназначенную лишь для администрации США, хакеры дали всему миру беспрецедентную возможность взглянуть на американскую дипломатию изнутри. Пусть даже все, что было рассекречено, мы и так могли предполагать. Но раз уж произошла утечка, официальные лица более не могли отрицать все эти факты, пусть они и были не настолько уж секретными. С другой стороны, утечка информации не только вынудила администрацию США изменить стратегию по отношению к арабским странам, но и вызвала серьезный раскол в среде арабской политической элиты.

Есть в этом, конечно, свои плюсы. С другой стороны, цена, которую мы платим за отсутствие приватности – это не только неловкость официантки, которую засняли танцующей топлесс на Хэллоуин. В будущем американские дипломаты будут уже не столь откровенно высказывать свое мнение из опасений, что их слова могут просочиться в сеть и вызвать нежелательные для них последствия. Соответственно, отныне даже дипломатическая корреспонденция будет заранее содержать определенную дозу лицемерия.

Отныне невозможно будет вести приватные политические кулуарные переговоры, но вспомним, что многие серьезные решения принимались именно на основе таких кулуарных переговоров (иначе их бы вообще не было). Можно вспомнить, например, кулуарные переговоры по урегулированию в Северной Ирландии или об освобождении Нельсона Манделы.

Кроме того, следует помнить, что мы не владеем всем, что постим. Мы передаем информацию о себе и своих друзьях корпорациям и рекламным компаниям, а через них – и государству (если оно вдруг заинтересуется). В Великобритании сейчас готовят к принятию закон, позволяющий полиции и разведслужбам проверять наши Facebook странички, контакты в Твиттере и Скайпе.

По сути, неважно уже – касается это личных или политических вопросов, но мы все (и политические деятели, и обычные граждане) - живем публичной жизнью. Но ведь человек обычно добивается чего-то методом проб и ошибок. Человек экспериментирует и делает пробные попытки, прежде чем добиться желаемого результата. Процесс взросления человека предполагает совершение ошибок, на которых он может учиться. Если же вы всегда сознаете, что микрофон включен, а камера снимает – вы обязательно сделаете или скажете на камеру что-нибудь безобидное. Вы все будете делать с оглядкой. Вы не будете рисковать, вы не скажете, что у вас на уме. В ваших словах и действиях не будет креативности. Увеличение аудитории зрителей одновременно усиливает и последствия ваших слов и действий. В них отныне будет меньше отвратного. Меньше юмора. Меньше искренности. Погружаясь в мир социальных сетей, мы испытываем на себе «Хоторнский эффект», когда наблюдение за поведением кого-либо изменяет и поведение самого наблюдателя.

С одной стороны, мир для нас становится более прозрачным. С другой стороны, у нас самих появляется больше внутренних запретов.

И, по большому счету, мы ведь сами создали себе эту проблему. Наша личная информация стала общедоступной лишь потому, что мы сами ее выложили. Мы сами повествуем о себе в деталях и выкладываем все, что уничтожает наше право на приватность. В наше время часто случается, что пары, долго прожившие вместе, расстаются лишь из-за того, что кто-то из них жалуется на своего партнера в социальных сетях.

Личное, приватное, конфиденциальное – всего этого фактически уже не существует. Мы не сохраним свои тайны. Наши слова пойдут гулять по миру. Вам, конечно, захочется сказать что-нибудь экспромтом – произнести первое, что пришло на ум… но вы помните, что, вероятно, вы в эфире.

Автор: Гэри Янг, Guardian

Перевод Дмитрия Колесника, "Инфопорн"


Первое впечатление от родной школы: стало меньше детей, позднее на педагогическом собрании узнал, что сейчас учится около 700 детей, когда я учился - в 90-е годы, было 1200 учеников. При этом почти половину детей привозят из восьми окружающих поселок деревень (школа в посёлке городского типа). А школы, которые там были, закрыли, их стало экономически невыгодно содержать, легче дать одной школе 2-3 автобуса и каждый день возить детей в школу и обратно.

Следующее, что замечаю - физическое состояние детей - какие-то хлипкие, болезненные. Затем нахожу факты, подтверждающие моё впечатление. В школе есть кадетский класс (одни мальчишки, больше часов физкультуры, строевая подготовка и т. п.), так если заглянуть в листок здоровья почти половина детей - в подготовительной и специальной группах, два инвалида, треть класса фактически освобождена от физической культуры - только посещают занятия. В этом же классе несколько учеников уже в 9 классе были алкоголиками в начальной стадии - пили несколько лет по 2-3 раза в неделю. Дали класс, стал классным, 25 учеников, только двое(!) первой группы здоровья, почти треть класса проблемы со зрением, больше половины различные хронические заболевания.

Ещё один «сюрприз» в школе больше 20 детей с диагнозом F 70 (лёгкая олигофрения), больше 30 детей ЗПР (задержка психического развития), ещё столько же без диагноза бегают, а с «просто» с психическими проблемами по нескольку практически в каждом классе. Как потом выяснил, почти все эти дети - «подарок» от пьющих родителей.

В школе, на первом этаже, постоянный запах табачного дыма - детишки курят в туалете. Таким образом, пассивными курильщиками является почти вся школа. Даже если их поймают техслужащие, дежурный учитель, сам директор ничем серьёзным ученику это не грозит, ну поругают (профилактическая беседа), может, вызовут родителей, но не факт, что те придут. А если придут, что сделают - время упущено, пообещают принять меры в общем. Особо «одарённые» дети курят со 2-3 класса, процент курильщиков растёт с каждым годом, особенно страшно то, что закурили и девушки. Девушки пьют шампанское и вино с 4-6 классов, причем наливают родители - Новый год, день рождения. Сквернословие и распущенность поведения давно стали нормой.

Школу губит безнаказанность и безответственность - ученик может сквернословить, послать учителя на три буквы, а потом сказать, что ему послышалось, а другие подтвердят, что так оно и было. Некоторые даже пытаются запугать учителей своими родителями - уголовниками. Большая часть учителей смирилась с таким положением - нет стимула бороться, зарплата маленькая, требуют много, установка такая: во всём виноват учитель. Поставишь за четверть честную двойку, тебе же хуже будет - портишь отчётность.

Не надо думать, что учителя ничего не делают - регулярно проводятся соревнования разные конкурсы, рассказывается о вреде курения, алкоголя, мобильных телефонов, компьютерных игр, но вся эта информация просто капля в море. Детей воспитывает телевидение и Интернет. Не раз проводил анкетирование учащихся - героями мальчишек являются Человек-Паук, Блейд, Терминатор, Гарри Поттер (он популярен и у девочек), Гэндальф, и т. п., ни одного русского персонажа, хотя не может не радовать то, что это положительные персонажи, которые бьются со злом, т. е. стремление к Справедливости у детей есть, они ещё русские. С девочками дело обстоит хуже, они попали под власть Западной культуры капитально - их кумиры, представители поп-музыки, героини различных сериалов (типа «Няни», «Счастливы вместе»), идеалы мужской красоты Тимберлейки, Бреды Питы. Их привлекает внешний блеск, они не имеют представления о духовной красоте, хотя даже среди них есть девочки которые читают (!) книги, стихи, но они тонут в общей массе будущих потребителей.

Всеобщая увлечённость детей популярной музыкой, разбавленной уголовным романтизмом (шансон) и рэпом, посещение дискотек с 5-6 классов. Сразу вспоминаются слова А. Гитлера, из застольных бесед: «... надо дать им алкоголя и табака сколько их душе угодно...Музыки они, конечно, могут иметь сколько им угодно...всё, что надо деревенским жителям, это музыка, музыка и ещё раз музыка. Весёлая музыка - отличный стимул в тяжелой работе; дайте им все возможности потанцевать, и все селяне будут нам благодарны...».

И не надо думать, что такая школа исключение, наша школа ещё одна из лучших в районе - серебряные и золотые медалисты, первые места на олимпиадах, сильные учителя, победители разных конкурсов. В городах положение усугубляется тем, что там есть т. н. «золотая молодёжь», в сельской местности это ещё не так заметно.

В школе практически отменен общественно-полезный труд, теперь запрещено «эксплуатировать» детей: в итоге наплевательское отношение к школе, можно рисовать на партах, плевать на пол, рисовать на стенах.

Учителя


Школа держалась последние 20 лет за счёт советского запаса прочности, работают учителя-пенсионеры ещё советской закалки. Они дают фундаментальные знания, но их становится с каждым годом всё меньше и меньше. Преподаватели из молодых обычно долго в школе не выдерживают, при мне (4 года) каждый год приходило 2-5 молодых специалистов, обычно больше года никто не работал. Уходили и устраивались, где угодно, лишь бы не в школе - продавцом, в МВД, в охранники, менеджеры. Остаются в основном приспособленцы, кому наплевать на диктат директора и деградацию детей, равнодушные.

Учителя просто задавлены грузом всякого рода бумажной работы - отчёты, анализы, планы, диагностики и т. п. и т. д., плюс всеобщая компьютеризация «порадовала», теперь нужно писать не только в бумажном варианте, но и в электронном. Все школы занимаются показухой, у нас же всякие национальные проекты в моде, поэтому бумажная работа кипит, надо срочно показать какие мы инновационные, продвинутые в образовательных технологиях, проводим всякие научно-исследовательские изыскания. В итоге, в ущербе опять ребёнок, когда учитель закончит писанину, ему просто некогда увидеть проблемы ребёнка, помочь ему. В общем «всё хорошо прекрасная маркиза», на бумаге - и новые образовательные технологии внедряем, и два компьютерных класса, и электронная учительская, и три новых автобуса, а дети всё тупее и больнее.

В 90-е годы смеялись над американскими рассказами Михаила Задорнова, мол какие американцы тупые, и их школьники. Могу вас заверить наши школьники их стремительно догоняют, они мало, что знают, а главное не хотят знать - зачем, если умные учителя получают меньше, чем неграмотные узбеки на стройках.

Ещё одна беда современного дошкольного и школьного образования - это отсутствие мужчин, у нас в школе их было много, аж 6 человек на 60 преподавателей, в ряде школ их вообще нет, или один и это не редкость. Поэтому мальчиков в России изначально воспитывают женщины: от дома, где отец на заработках, или его вообще нет, а если дома то пьёт, детского сада (мужчина в детском саду это просто уникальный случай), до школы. А потом многие задают вопрос, а где у нас в России настоящие мужики. А откуда им взяться то? Только путём самовоспитания, но таких единицы, в статистике они погоды не делают. Да и система общего обучения девочек и мальчиков, негативно сказывается на мальчиках, они психологически и физически позже взрослеют, чем девочки на 2-5 лет. Если некоторых «девочек» уже в 7-8 классах можно замуж отдавать, то мальчишкам ещё надо в солдатики, да в казаки разбойники играть. Это ещё один удар по мальчикам, они чувствуют себя ущербными, они меньше и их бьют девочки! Потом чтобы показать сверстницам, что они уже взрослые, они начинают курить, употреблять мат в разговоре, выпивать для храбрости, грубить, в итоге оставшиеся годы детства загублены.

ЕГЭ - это диверсия против остатков советской школы, во-первых, сдавать тест по гуманитарным дисциплина и русскому языку, это как минимум глупость. Сам не раз сталкивался в них с вопросами, где на устном экзамене можно было бы дать два правильных ответа и доказать свою точку зрения. В тех же истории, обществознании надо уметь устно отвечать и доказывать свою точку зрения, ЕГЭ эту возможность убил. Во-вторых, ЕГЭ приводит к коррупции (хотя когда вводили, говорили, что ЕГЭ покончит с ней). Выпускной класс, ученик в каждой четверти получал 2-3 двойки (в уме, помните система - пишем три два в уме), всегда по русскому, а по итогам ЕГЭ отлично. Интересно то, что он сын местного «олигарха», получается система закрепляет разделение «дорогих россиян» на новых хозяев жизни и всех остальных. Да и всем известно, учителя позволяют списывать («шпоры» в туалетах и т. д.), да и просто сами решают ученикам задания (например, фотографируют задания на мобильный телефон и посылают, сам решал по обществознанию в этом году, по просьбе друга). Ведь провал учеников, провал школы, пятно на репутации школы, Да и просто учителя, родственники, умники из младших классов могут пойти сдать за выпускников, при определённой договорённости. В-третьих, ЕГЭ убивает время основной программы, учителя «натаскивают» учеников на решение тестов, чтобы не портить себе показатели, а страдает общая программа.

Многие знают, что в армии ввели систему денежного стимулирования лучших офицеров, так эту диверсию до этого обкатали в школе, правда денег выделили немного, но с тем же результатом. Директор теперь царь и бог, поперёк никто слова не скажет, такая вот вертикаль власти по-школьному, кстати, директора и большая часть школьной администрации состоят в «Едороссии», блюдут на местах, чтоб вольномыслия не было. Учительский коллектив расколот, кто-то получил прибавку, у других и так небольшую зарплату урезали.

Необходимые меры спасения


1.Образование любого уровня должно быть бесплатным. «Элитных» учебных заведений не должно быть, ибо от рождения все люди равны перед Богом, «элитарные» школы уродуют саму идею просвещения, делят детей на «элиту» и прочих, на избранных и нет. Верхняя планка образования должна определяться не толщиной кошелька, а самим человеком в зависимости от его способностей и трудолюбия. Негативный пример США и Великобритании перед глазами, где основная масса населения превращена в тупое, жирное быдло, а из «элитных» школ выпускают юристов, управленцев, да финансовых спекулянтов, предпочитая покупать инженеров, физиков, химиков в России, Индии, Китае.
2.Перевести систему образования с кодирующей педагогики (действует практически без изменений о средних веков), на методологическую, то есть если по простому не грузить детей массами разнородной информации, а научить их самостоятельно её добывать по мере необходимости. Это позволит сократить курс полной средней школы до 8-9 лет, а высшей школы до 3-4 лет.
3.В средней школе необходимо вернуться к раздельному обучению мальчиков и девочек, т. к. из мальчиков надо готовить мужчин, а из девочек - женщин. Психология, заложенная Богом и природой у них разная, следовательно, воспитание и обучение необходимо вести по совершенно разным программам и учебникам. Но чтобы не разобщать их и не противопоставлять, лучше не создавать отдельные школы (женские и мужские), а делать мужские и женские классы в рамках одной школы. С введением в программу занятий, где мальчики и девочки, разных возрастных групп могли бы общаться друг с другом (музыка, танцы, пение, изобразительное искусство и т. д.), дабы их объединяло не инстинктивное влечение, а общее мировоззрение и миропонимание.
4.Отмена ЕГЭ, возвращение к советской системе устных и письменных экзаменов (с 4 класса).
5.Создать и внедрить цельную программу здорового образа жизни, для всех образовательно-воспитательных учреждений начиная от системы закаливания (можно за основу взять «Детку» П. Иванова), кончая рукопашным боем (за основу взять систему А. Кадочникова или самбо). Восстановить спортивные сооружения, построить новые - в каждом вузе, средней школе, детском саду должен быть бассейн (плавание всем полезно, и устраняет уже имеющиеся дефекты) и хотя бы открытый каток для зимнего сезона. Необходимо взять за образец Древнию Грецию, где наряду со школами были «гимнасии», где занимались физическими упражнениями.
6.Возродить бесплатную систему домов творчества юных, кружков и спортивных секций в школах, подростковые и юношеские организации типа пионерии и комсомола (скажем «Русские Соколы», «внуки Сварога»).
7.Восстановить и усовершенствовать систему профессионально-технического обучения, сделать её гибкой, приспособленной к быстрому и качественному переходу на новые профессии и освоению новой техники и технологий. Нам понадобятся и строители лунных посёлков, городов на Марсе, техперсонал звездолётов.
8.Резко повысить престиж профессии школьного учителя, преподавателя ВУЗа и техникума, воспитателя и мастера профессионального обучения - достойная оплата, в сельской местности, где нет развитого общественного транспорта, как в городах, личный автомобиль, бесплатное жильё (после 15-20 лет работы), сьёмная квартира (дом) если нет жилья для молодых специалистов. Но перед этим конечно «зачистка» пьющих, с уголовным прошлым и низкоквалифицированных работников. 9.Вернуть в школы мужчин-учителей, создав все необходимые условия и льготы, причём в процентном составе их должно быть не менее 50%. Приложить усилия, к тому, чтобы в школы попадали военные пенсионеры, желательно боевые офицеры. Это сразу решит массу проблем - с мужским воспитанием, дисциплиной в школе, покончит с распущенностью, сквернословием.
10.Возврат на первом этапе (этап - восстановление), к программе и образовательным стандартам сталинского периода 30-40-е годы, можно переиздать учебники того времени (тогда по интеллектуальному развитию образованности молодёжи СССР занимал 1-2 места в мире), с включением лучших наработок последнего времени (например: опыт школы Щетинина).
11.Всесторонняя поддержка талантливой молодёжи и лучших учащихся - бесплатные путёвки в лагеря отдыха, денежные премии, ценные призы, повышенные стипендии, направления на престижную работу и т. д., дети должны видеть, что ценится ум и талант, а не наглость, толщина кошелька родителей и их связи.

Самсонов Александр.

Республика Марий Эл

Оставить комментарий

Защитный код Обновить

Please publish modules in offcanvas position.