Как несостоявшаяся учительница-переселенка из Донецка отжигает в Femen

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Самая колоритная участница женского протестного движения поделилась подробностями своей жизни.

В октябре она в образе Мэрилин Монро с постамента декоммунизованного памятника героям Октябрьской революции в Мариинском парке «поприветствовала» президента России Владимира Путина с 65-летием. Держа в руках бутылку водки вместо микрофона, в стиле американской кинодивы спела «Happy Birthday, Mr. President». На белье – символически изображен герб Советского Союза, на груди – двуглавый орел, на спине – надгробие с надписью «Putin».

В ноябре она – «Real 2017 – Roshen». Из одежды только джинсы, а на голове – коробка из-под торта.

В декабре – уже в образе женщины с веслом на митинге сторонников Михаила Саакашвили у Верховной Рады. В этот раз из одежды на ней только шапочка для плавания, ну, и надписи на теле.

В январе она в образе Дональда Трампа устроила акцию перед посольством США в Киеве, высмеяв перепалку американского президента и северокорейского лидера Ким Чен Ына из-за размера «ядерных кнопок». На ее теле виднелась надпись «Мистер Большая Кнопка». В руках – «ядерный чемоданчик» с надписью «ядерный футбол».

Александра «Саха» Немчинова – колоритная и многогранная личность, с которой мне довелось познакомиться в Донецке еще в начале 2000-х. Сейчас она самая заметная активистка движения Femen. Журналисты разнесли информацию о том, что Саша якобы учительница украинского языка. Так ли на самом деле, она рассказала «Донецким новостям», а также как ей, активистке донецкого Евромайдана, удалось без документов покинуть родной город и о своей деятельности в секстремистском движении.

– Почему в сети пишут, что ты учительница украинского языка?

– Это пишут по той причине, что я училась на филологическом факультете Донецкого национального университета по специальности «Украинский язык и литература». Я могла быть педагогом, если бы не отчислили за нетрадиционную сексуальную ориентацию. Проучилась там всего семестр – завалили на экзаменах. Официальная версия – неуспеваемость. А на деле оказалось не так. Руководство факультета сказало моей маме, что учитель не может нести нетрадиционные ценности. И еще, чтобы я даже не пыталась восстановиться, мол, ничего не выйдет… Не понимаю, почему я должна себя ограничивать. Считаю, что не стоит выпячивать свою ориентацию, но прятать и стесняться тоже не нужно. Ты спишь с мужчинами, я сплю с женщинами. Это мое право! А вот на «Политологии» на историческом факультете, куда позже поступила, было комфортно учиться.

– Окончив вуз, чем занялась?

– Долгое время состояла в молодежной организации Блока Юлии Тимошенко. Разочаровавшись в политике, я полностью поменяла профиль и стала заниматься ремонтом. Научилась шпаклевать, штукатурить, клеить обои. Смотрела видео на YouTube. Как оказалось, что в этом деле ничего сложного нет. Сначала был ремонт в квартире подруги, там были опробованы некоторые нюансы. И я поняла, что к чему. Потом судьба свела с женщиной, которая всю свою жизнь занимается ремонтом, а это более 35-ти лет. Она научила всем премудростям этого дела. Нас было несколько человек, и мы через посреднические фирмы получали заказы, также клиентов искали посредством объявлений в газетах. Работа приносила достаточно неплохие деньги. Ремонтами занималась вплоть до войны.

– С Femen познакомилась, будучи в Донецке?

– Да. Дело было в марте 2011 года. Это была акция против секс-туризма. Поводом стал возможный приезд новозеландца, который на местной радиостанции выиграл двухнедельную поездку в Украину с возможностью найти в нашей стране жену (из-за большого резонанса своего выигрыша, новозеландец отказался от поездки – прим. ред.). Мой друг попросил меня помочь Инне Шевченко – подержать плакат во время акции в аэропорту. Естественно, я согласилась, потому, как в консервативном Донецке найти кого-то для этого дела было сложно.

В декабре этого же года позвонила Инна и предложила съездить в Минск. Понятное дело, что мы были в своем «фирменном стиле», то есть топлесс. А еще у меня на спине был нарисован портрет Александра Лукашенко. Возле здания КГБ мы кричали лозунг белорусской оппозиции «Жыве Беларусь!» и держали плакаты «Свободу политзаключенным». И вот с тех пор началась моя деятельность в движении Femen.

– Что было после акции? Вас же задержали…

– Нас вывезли в лес, облили машинным маслом и зеленкой, обсыпали перьями. Я была с короткой стрижкой, а другим девочкам отрезали волосы. Это было чисто психологическое давление со стороны КГБ.

С нами были наши ребята, которые фиксировали событие, а также журналистка из Австралии Кити Грин. Спецслужбы изъяла у них все фото и видеоматериалы. А вот местные оппозиционные журналисты знали, что обычно задержание происходит не во время акции, а после. И они раньше ретировались и успели выпустить новость. Это нас спасло от смерти. Иначе бы кгбисты сказали, что никто не приезжал, и ничего не произошло. Нам тогда очень повезло.

Следующую акцию против Лукашенко мы провели уже в Киеве. Потом была акция в вольере с хряком-«прорицателем» Фунтиком, который жил на территории киевской фан-зоны во время Евро-2012. Это было 21 июня, в день рождения президента УЕФА Мишеля Платини. Многие иностранцы, которые приехали в Украину, были обмануты европейскими СМИ. Ведь тогда писали о том, что в нашей стране все женщины легкодоступны. Замалчивались факты о приставании иностранными болельщиками к украинкам. Это, по сути, был секс-туризм прикрытый футболом.

– Наступил 2014 год…

– Многие мои друзья и знакомые с проукраинскими взглядами попали под раздачу. Ко мне тоже приходили. Кто-то из соседей позвонил «куда следует» и настучал, что якобы у меня в квартире собираются оппозиционно настроенные к «днровской» власти люди. Был проведен обыск, перерыли все верх дном, забрали документы – паспорт, диплом о высшем образовании. Потом произошла такая ситуация. Одна знакомая имела доступ к сепаратистким сайтам, которые ФСБ закрывает, и их видят только участники. Так вот, на одном из них была размещена информация, что меня разыскивают. Там была моя фотография и надпись «лесбибандеровка из Донецка». И после этого стало понятно, что надо уезжать. Я понимала, что скоро перекроют границы, поэтому уезжать мне надо было в срочном порядке.

– Когда уехала?

– 16 июня. На автобусе поехала в Запорожье, где мне встретили знакомые. Было очень страшно пересекать сепаратистские блокпосты. Я же не знала, имеется ли у них моя фотография, и к тому же у меня не было документов. Благо, что тогда еще не было такой тщательной проверки документов. А если и проверяли, то в основном у мужчин, подходящих по возрасту к службе. Но меня пронесло. А вот на украинском блокпосту попросили предъявить паспорт. Я объяснила ситуацию. Военный отошел, кому-то позвонил и… меня пропустил.

В Запорожье местные активисты накормили, купили билет на электричку повышенной комфортности, потому как ехать поездом я не могла. Опять же из-за отсутствия документов. В столице поселилась в шелтере – это такое место, где представители ЛГБТ-сообщества могут три месяца жить. Тогда там жили ребята из Крыма и Донецка. Очень удобно: у меня было время акклиматизироваться, отойти от стресса, найти работу, подкопить денег, ведь жилье и питание в шелтере было бесплатным.

В то время было очень сложно: киевляне не хотели сдавать жилье и брать на работу. Людей совершенно не волновало, что ты уехала из Донецка из-за преследований. «Донецкий» – это клеймо, от которого не отмоешься и по сегодняшний день.

– Но работу все-таки устроилась?

– Что я только не делала: раздавала листовки, на Лесной стояла с плакатом «Куплю волосы», на Осокорках продавала хот-доги, была курьером, освоила профессию бариста. А потом решила вернуться к ремонтам: трудно, но ты знаешь, за что работаешь, это всегда «живая» копейка. Нет никаких штрафов, недостач. Отработала – получила. В это время Femen сделала паузу на территории Украины, потому что начались очень серьезные гонения, давление. Среди белого дня активисток затаскивали в машины, угрожали, подкидывали оружие и в итоге на всех завели уголовные дела.

– А когда состоялся твой камбэк в Femen?

– Летом прошлого года мы готовили почву для своего возвращения, а в начале осени организация возобновила деятельность. Мы поняли, что в ситуации, которая сейчас происходит в стране, не хватает радикального секстремизма. Обычные митинги уже всем надоели. Уже никого не удивляют палаточные городки в центре Киева.

Мой первый выход состоялся на день рождения Путина. Я была в образе Мэрилин Монро. Тем самым я хотела в очередной раз напомнить миру о войнах – на Донбассе и в Сирии, и что человек, развязавших их, спокойно живет и здравствует. А все делаю вид, что им все равно. Все привыкли к выходкам Путина, адаптировались к военным действиям.

02

03

Перфоманс привлек много журналистов. В основном мы интересуем зарубежные СМИ. К сожалению, большинство украинцев лишь делают вид, что интересуются политикой, в отличие от Европы и Америки.

– Потом была акция на МихоМайдане и впоследствии тебе впаяли «админку».

– У меня был плакат, на котором было написано «Гребите на х..», адресованный Порошенко и Саакашвили. Также я выкрикивала этот лозунг. Вот за нецензурщину и получила административное наказание. Самое смешное, что на меня составили протокол, вынесли судебное решение и это при том, что у меня нет паспорта! Это в очередной раз показывает, что для стражей закона закон не писан.

04

За обнаженку я не готова понести наказание, я не считаю себя нарушительницей. Хочу расставить все точки над «і»: все наши административные штрафы не за оголение груди. Штраф, полученный после акции Саакашвили, – за нецензурную лексику в общественном месте, где были люди преклонного возраста и дети. У моей соратницы Анжелины штраф за поддельные документы журналиста и незаконное проникновение на стадион в Харькове (в сентябре прошлого года перед матчем отборочного турнира на Чемпионат мира по футболу между сборными Украины и Турции она выбежала на поле; на груди у активистки была надпись «Эрдоган – убийца» на английском языке – прим. ред.). За оголение груди нас не могут притянуть к ответственности, потому что это не запрещено, нет такой статьи.

07

– Но мне больше запомнилась акция с Трампом.

– О, да, это мой любимчик. Троллила его состязания с Ким Чен Ыном. Они как мальчики меряли кое-что линейками. Хвастались у кого ядерная кнопка, а у кого ядерные боеголовки. Зачем это делать, когда ситуация в мире настолько нестабильна? Все мы прекрасно понимаем, что любое применение ядерного оружия одной из сторон, это начало третьей мировой войны. И закончится она достаточно быстро, и экологической катастрофой в том числе.

05

06

– У тебя, наверное, есть поклонники во всем мире?

– Моя подруга живет в Сан-Франциско, и она говорит, что я там один из любимых персонажей. В Америке такой подход к проблемам очень действенный. У нас тоже работает, много людей поддерживают наш аргумент «грудь, как оружие». Экстраординарные времена требуют экстраординарных мер. А сейчас как раз самое то время, потому что хуже просто некуда. Сейчас очень подходящий момент, чтобы рушить стереотипы. 

Источник: "Донецкие новости"

Оставить комментарий

Защитный код Обновить

Please publish modules in offcanvas position.