За чужой кредит ответишь!

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Как топорно и грязно работают банковские коллекторы.

История началась года три назад. Позвонили мне с неизвестного номера и спросили: «Цецилия Ромуальдовна? Знаете ли вы такого-то (назовем его хоть Иваном Ивановичем)? Он-де взял в банке кредит, не вернул его, а в его заявлении этот телефон указан как ваш, а вы — как поручитель, поэтому вы, Цецилия Ромуальдовна, так сказать, за базар ответите. Обеспечьте нам возвращение денег!»

Однако вот какая штука — я, может, в душе местами и Цецилия, но уж никак не Ромуальдовна, о банке (его название настоящее — «ИдеяБанк») услышала впервые. Долго напрягала память, вспоминая, кто такой Иван Иванович. Позже все-таки вспомнила — это был муж одной бывшей сотрудницы.

Одним словом, вначале я просто рассказала звонившим — мол, понятия не имею ни о каком Иване Ивановиче и его кредите и о самом «ИдеяБанке». Скорее всего, Иван Иванович, сукин сын, просто вытащил наугад из записной книжки супруги телефончик коллеги, только вот беда — имя запомнил нетвердо, вот и переврал, назвав абонента, прости господи, Ромуальдовной. Поэтому ко мне вопросов никаких быть не может.

Однако звонки продолжались. Я заметила некоторую закономерность — то незнакомые девицы обрывали телефон по нескольку раз в день, то вдруг наступало затишье.

Год назад, выведенная в очередной раз звонками и обращением «Цецилия Ромуальдовна?», я наконец нашла телефон этого самого «ИдеяБанка». Как будто бы не шарашкина контора, даже отдел безопасности там имелся, и начальнику этого отдела я рассказала все как на духу: мол, звонят, возможно, мошенники, и вы того… разберитесь. Начальник ответил: «Не-а, Цецилия Ромуальдовна, вы — поручитель, у нас тут так написано». Пришлось сначала объяснять, что я никаких документов не подписывала, нога моя вообще никогда не переступала порога «ИдеяБанка» (и не переступит, уж уверяю и вам не советую). Не знаю, подействовали ли аргументы, но в звонках наступило затишье.

И вот на днях снова звонок: «Цецилия Ромуальдовна?» Услышав пароль, я было взвилась, но девушка из телефона сказала: «Наше агентство только что получило этот номер, мы с вами не работали». В сотый раз пришлось разжевывать девушке, что я не Ромуальдовна, понятия не имею ни о кредите, ни о банке («ИдеяБанке»!), ни об Иване Ивановиче (чтоб ему пусто было!). Поговорили мы довольно вежливо, телефонная девушка даже спросила: «А давно ли у вас этот номер?» Увы, номер очень старый. Настолько старый, что может оказаться в записных книжках нескольких сотен человек — ведь он рабочий, а свои визитки я за это время кому только ни оставляла. Мы дистанционно раскланялись, я решила, что наконец-то дурацкая история позади…

…И тут опять пошли звонки, да какие! Уже не вежливые телефонные девушки, а матерые телефонные хамки визгливыми голосами орали мне, что я «должна отдать кредит Ивана Ивановича, полученный в «ИдеяБанк». Бросаешь трубку, блокируешь номер, но тут же с другого номера звонит очередная гарпия: «Женщина, не кричите! Кто вам разрешал записывать разговор на диктофон?!!! Мы вас найдем! Мы вам будем по ночам звонить!!!»

Я сказала, что отправлюсь в полицию и в суд, на что услышала буквальное: «Ты брешешь! Никуда ты не пойдешь! Мы все равно тебя достанем!»

Поход в полицию

«Ну что ж, за базар действительно нужно отвечать», — подумала я и… пошла первым делом в полицию, в свой родной райотдел. Сразу предупреждаю — не любят там таких заявлений, и дежурный вначале попытался сплавить меня, говоря, что дела против коллекторов не вносят даже в Единый реестр досудебных расследований. Но я была упряма и все-таки встретилась со следователем.

Заявление он у меня принял. Выслушал внимательно, записал точно. В заявлении есть и про «ИдеяБанк», и про «Ромуальдовну», и время звонков, и телефонные номера (один — Одесской почему-то области, второй — какого-то мутного оператора). Я задала откровенный вопрос: мол, есть ли у дела перспектива, и получила честный ответ: дело дохлое в смысле возбуждения уголовного производства.

Собственно, ничего другого я не ожидала, иначе бы дела о банках, нанимающих коллекторские агентства, давно были бы на слуху.

Ладно, «пришить» сходу телефонным барышням уголовную статью (189, вымогательство) не удастся. Но это не главное. Главное — то, что обращение в полицию зафиксировано документально, и с этим документом уже можно обращаться в суд.

Конечно, нужны будут еще документы — распечатки разговоров, которые можно взять у телефонного оператора, например, и не только это.

Но знаете что? Я считаю, что необходимо выработать алгоритм правовой защиты от банковского беспредела, распространяющегося, оказывается, не только на должников, но и на людей, вообще не имеющих никакого отношения к долгам. Историй, подобных этой, мне пришлось выслушать несколько десятков, и все они заканчивались… ничем. Люди блокировали телефоны, не спали ночами, ограждали от стрессов пожилых родителей, впадавших в панику при словах «банковский кредит».

И мне будет интересно пойти в суд, честное слово. Видимо, иск будет не к анонимному подвальному коллекторскому агентству «блаблаблакредит» — ну сидит где-нибудь в Одессе в облупленной халупе на Пересыпи пара черноротых хабалок в тапках и визжит в трубки. Какой с них спрос? И какое наказание? Они и так живут в аду. Мне интересно, как банк, позиционирующий себя европейским и респектабельным (а именно таким представляется «ИдеяБанк») может давать персональные данные (в моем случае — мой рабочий номер телефона), полученные не известно как и не известно от кого, сомнительным полукриминальным структурам, которые у нас называются «коллекторами»?

Что делать?

Следующим шагом в описанной ситуации должно быть обращение в банк с описанием обстоятельств дела, поясняет Надежда Ивашкова, управляющий партнер адвокатского объединения «Ивашкова, Купченко и партнеры»:

— Между банком и, условно говоря, «коллекторской фирмой» (условно, потому что коллекторская деятельность до сих пор в Украине никак не регламентирована) или просто колл-центром, сотрудники которого и вовсе могут звонить вам из соседнего государства, скорее всего, заключен договор поручения или другой договор на оказание услуг, который, конечно же, не предоставляет коллекторам права действовать незаконно, а поручает провести комплекс действий по взысканию долга с должника.

В кредитном деле есть не только договор займа, но и прочие сопутствующие ему документы — например, анкета, где должник указал чей-то номер телефона как поручителя. Может ли при этом банк передавать персональные данные заемщика и указанных заемщиком лиц своим поверенным? Думаю, да, потому что чрезмерный акцент именно на защите персональных данных контрагента при осуществлении гражданских прав может повлечь нарушение других базовых прав человека. Представьте, что вам нужно нанять адвоката для, например, взыскания алиментов или долга по расписке. Персональные данные потенциального ответчика, включая налоговый номер, адрес, номер телефона, электронной почты, место фактического проживания, являются обязательными реквизитами при подаче искового заявления, то есть без передачи этих данных адвокату защитить свои права невозможно.

В данном случае банк передал третьим лицам персональные данные постороннего лица, которое ни в каких правоотношениях с банком не находится. В этой ситуации нарушено право на неприкосновенность частной жизни такого человека, но нарушителем прежде всего является сам недобросовестный заемщик, который указал чужой телефон без наличия правовых оснований и согласия владельца. Банк стал нарушителем с того момента, когда недобросовестными действиями банка и привлеченных им поверенных человеку был причинен моральный ущерб.

Сразу скажу, что практики привлечения к ответственности банка за разглашение чужих персональных данных либо причинение морального вреда настойчивыми попытками взыскания несуществующего долга в Украине нет, по крайней мере, мне такая практика неизвестна. Для создания прецедента нужно будет доказать, что банк точно знал, что лицо не имеет отношения к данному займу, а лица, которые преследовали мнимого «поручителя», действовали на основании договора с банком и использовали предоставленные банком сведения. Дело усложняется тем, что специального законодательства нет, и в обосновании иска придется ссылаться на общие нормы о защите персональных данных и правах человека.

Первое, что нужно сделать в таком случае потерпевшему лицу, — это предъявить банку претензию, в которой максимально подробно описать фактические обстоятельства дела, отсутствие каких-либо долговых обязательств перед банком, обосновать причиненный действиями коллекторов ущерб и потребовать прекратить такие действия. Если переписка не даст результата, теоретически можно подать иск в суд о возмещении банком морального ущерба, причиненного его безосновательным вмешательством в вашу частную жизнь. Я говорю «теоретически», потому что внедрение какой-либо новой судебной практики в нашей стране сопряжено со множественными финансовыми (судебный сбор, правовая помощь) и временными затратами, а суды не склонны присуждать большие компенсации за моральный ущерб даже в случае более серьезных нарушений, таких, как причинение вреда жизни и здоровью. Много ли найдется желающих посудиться с банком года полтора-два, потратив при этом сумму денег, достаточную для погашения чужого потребительского кредита? В условиях отсутствия специального законодательства о коллекторской деятельности вариант судебной защиты представляется мне малоэффективным.

Но есть и хорошие новости. 12 декабря 2019 года был принят за основу проект Закона Украины «О защите прав и законных интересов должников при осуществлении коллекторской деятельности. Этот законопроект детально регламентирует коллекторскую деятельность, разрешенные и запрещенные способы воздействия на должников, нарушения, при которых коллекторская компания будет лишена лицензии. В частности, законопроектом запрещены звонки должнику более двух раз в день, звонки в выходные дни, звонки на работу, вообще контакты непосредственно с должником, если урегулированием просроченной задолженности должником занимается адвокат и коллектору это известно.

Законопроект также предусматривает прямой запрет требовать от членов семьи или других лиц, связанных с должником, принять на себя его обязательства, если это не предусмотрено прямо законом или договором. Именно этой нормой после принятия закона сможет воспользоваться и случайный знакомый должника, если должник укажет его номер телефона в анкете либо другом документе как контактный. Дело остается за малым — убедить депутатов в необходимости срочного принятия законопроекта во втором чтении. Тогда у юристов появится реальный правовой механизм для защиты должников, членов их семей или просто знакомых, попавших «под прицел» коллекторских компаний.

P. S. Пока готовился материал, мне снова позвонили коллекторы. Когда я радостным голосом сообщила, что жду их, чтобы зафиксировать очередной телефонный номер, и что мое заявление уже лежит в полиции, телефонная хабалка быстро повесила трубку. Я попыталась перезвонить, но долгие десять минут из динамика шла веселая музычка вместо гудков.

Так что продолжение следует...

Людмила Заглада, "Ракурс"

СМОТРИТЕ ПО ТЕМЕ:   Как меня уличили в связи с Татьяной Редискиной 

Оставить комментарий

Защитный код Обновить

Please publish modules in offcanvas position.