Молитвенный марафон в обезумевшем Донецке

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Из дневника священнослужителя, молившего о мире и спасавшего людей весной-летом 2014 года.

Издание "Свои", с согласия автора, опубликовало потрясающие выдержки из книги пастора евангельской церкви «Ассамблея Божья» Сергея Косяка, который весной 2014 года организовал в Донецке Молитвенный межконфессиональный марафон. На площади Конституции была установлена палатка с государственным флагом. И каждый день возле палатки собирались священнослужители и верующие разных религиозных течений и конфессий: протестанты, католики, мусульмане, православные.

Каждый день на своей странице в Facebook он вел дневник, начиная с конца февраля 2014 года. С того момента, когда на Донбассе группы людей с пророссийскими настроениями начали открыто проявлять агрессию по отношению к патриотам Украины. Спустя годы Сергей все записи из соцсети переформатировал в книгу «Донбасс, которого ты не знал. Дневник священника».

marafon3

«Моя цель – рассказать людям правду, поэтому все имена и факты в книге – не выдуманы. В основном в книге мои записи, но есть и некоторые тексты других очевидцев. Часть фотоархива и текстовых записей за период с марта по май 2014 года, к сожалению, была утрачена в целях сохранения безопасности и жизни, так как меня удерживали в плену у так называемого НКВД ДНР», - подчеркнул пастор.

23 мая 2014 года. 88-й день молитвенного марафона

Был тяжелый день, а для меня — даже очень тяжелый.

Вначале пришли боевики, наших дежурных поставили на прицел автоматов, а палатку сломали и выкинули со всей утварью в реку Кальмиус. Сделав свою «работу», ушли, пригрозив расстрелять всех, кто еще раз соберется для молитвы.

А потом была вот такая история.

Я уже несколько раз ходил в ОГА для переговоров с «ДНР». Пошел и в этот раз. Того, с кем разговаривал ранее, не нашел, зато случайно встретил человека, который посещал мою церковь, которого люблю по сей день.

Увидев его, я искренне обрадовался, стал расспрашивать о жизни. Но моему появлению он был совсем не рад. Человек, которого я считал другом, стал кричать, что я негодяй и предатель, что настраиваю народ, и все в таком духе. При этом он все время поглядывал на экран телевизора — они висели на каждом этаже ОГА и непрерывно транслировали канал «Россия 24».

На крик сбежались любопытные, потом пришли вооруженные люди, под прицелом автомата отвели меня на 11-й этаж, и там начался первый допрос.

Боевик кавказской внешности ударил меня прикладом и, говоря с акцентом, стал спрашивать, кто я. Позвали моего друга, который стал давать против меня показания. Говорил, что я собираю людей под видом молитвы, а сам проталкиваю «антинародные» идеи. После этого меня стали бить уже со всех сторон разные люди.

Я помню, как лицо стало заливаться кровью, как кровь струей текла на пол.

Дальше меня отвели на этаж ниже, на двери я прочел: «Служба НКВД Донецкой народной республики». И там уже начался допрос с пристрастием.

Из карманов вывернули все, забрали деньги, банковскую карточку, ключи от автомобиля.

Били меня человек пять — палками, ногами, кулаками. На моей странице в соцсети нашли фото, где я во Львове, на фоне памятника Степану Бандере, и этого было достаточно, чтобы в их глазах я оказался преступником.

Снова позвали моего друга, и он снова начал рассказывать, что я пастор церкви, но с Ляшко в одной компании, — в общем, нес бред.

Услышав о Ляшко, кавказец упер в меня дуло автомата и с возмущением сказал на ломаном русском: «Ты стояль рядом с Ляшико?» — а потом обернулся к своим и спросил: «А кто такой Ляшико?» Видно было, что человек только спустился с гор и вообще не имеет понятия, что такое Украина.

Вот такие у них там «донецкие шахтеры».

На глазах моего друга меня продолжали избивать, а он продолжал свидетельствовать против меня. Все лицо у меня было залито кровью, и, улыбаясь кровавым оскалом, я спросил у друга, как давно он перестал быть человеком.

Меня раздели, для осмотра на наличие татуировок на теле и, полуобнаженного, отвели в одну из комнат, в углу которой валялся матрац. Сказали, что теперь это мой временный дом перед тем, как пустят в расход.

На шею и запястье мне повязали желто-голубые ленточки, предварительно пообещав на одной из них повесить.

Кто-то постоянно заходил в комнату, разные люди продолжали меня бить, сменяя друг друга или одновременно.

Били палками по болевым местам и плетьми, которые рассекали плоть, но не приносили серьезных повреждений внутренним органам, из чего я решил, что пока убивать не собираются.

Когда меня били, я молился, когда не били — говорил им о Боге.

Между побоями меня обвиняли в сектантстве и допытывались, сколько человек из «Правого сектора» я привел с собой.

Помню, как вошла молодая симпатичная девушка лет двадцати пяти, попросила дать ей дубинку и под всеобщее одобрение несколько раз меня ударила — просто для развлечения.

Весть о странном пленнике быстро разнеслась по застенкам «НКВД».

Приходил парень по кличке Колобок, сказал, что он тоже верующий, посещал Киевскую церковь «Филадельфия». Потом он ушел, но следом появился человек, который оказался их командиром. Стал кричать и ругаться, приказал вернуть мне все вещи, автомобиль и деньги, снятые с моих карточек, а также потребовал просить у меня прощения.

Такого поворота я не ожидал.

Пока все в замешательстве думали, что произошло, этот человек подошел ко мне и сказал, что он отступил от Бога, а когда-то проходил реабилитацию в центре «Новое Поколение», у пастора Тищенко в Першотравневске. И, спасая меня, он, может быть, надеется получить какую-то милость у Бога.

У меня все просили прощения. Кроме кавказца, который, похоже, ненавидел всех, включая и моих палачей.

После восьми часов непрерывных истязаний меня отвезли в больницу, где зашили все порванное.

Вот так Бог явил Свою Славу.

Больно не физически, а морально. Темные времена наступили для нашего региона, люди ненавидят друг друга, готовы убивать, избивать за нелепые идеи, умирать за них.

marafon2

24 июня 2014 года. 120-й день молитвенного марафона

Донецк очень сильно изменился в последнее время. Изменился не внешне — изменились люди, атмосфера. Соседи и старые знакомые стали бояться друг друга, в одних сердцах таится страх, в других — ненависть вперемешку с агрессией. Вся грязь, которая годами копилась в сердцах людей, теперь выплеснулась наружу…

В регионе явно прослеживается нарастание ксенофобии и религиозной нетерпимости. А мы продолжаем молиться на центральной площади Донецка, понимая всю ответственность перед Богом и людьми…

Хочется писать что-то хорошее, а не получается, плачу с плачущими.

15 июля 2014 года. 141-й день молитвенного марафона

Не могу не писать о своем родном городе без боли в сердце. Улицы, парки, скверы Донецка всегда ассоциировались с какими-то моментами из жизни, которые стали для меня историей. Сейчас по этим улицам ездят танки, БТРы, БМП, ходят вооруженные люди, никогда ничего общего с моим городом не имевшие. Они пришли, чтобы поставить печать насилия и смерти на светлых страницах моей памяти.

На Макшоссе, вдоль которого всегда была беговая дорожка, теперь стоят танки, не меньше шести единиц, и десяток бронемашин. Везде – в магазинах, проезжающих авто, на улицах, в общежитиях – находятся вооруженные люди. По моим подсчетам, в Донецке около 30 тысяч боевиков. Откуда они взялись, я не знаю, но в том, что это не мои земляки – уверен.

На многих танках надписи «На Киев!».

Украину может спасти только Бог, а не украинская армия, не наученная профессионально воевать, с ее продажными генералами…

На площади Конституции продолжается молитва. Чтобы передать всю гамму чувств молящихся, надо на молитву хоть раз прийти.

Мы уже пережили три смены власти «ДНР», и каждый раз у новых представителей мы вызываем живой интерес.

Вчера из «Мерседеса» за нами наблюдал, оказывается, сам «замминистра обороны ДНР». Сегодня некто, выложив на переднее сиденье дорогой машины автомат, минут 15 внимательно слушал, чем мы тут занимаемся. Сестра вручила ему молитвослов и крестик – как единственный символ нашего упования.

Верой и терпением мы выбиваем право сохранить молитвенный майданчик, единственный островок свободы в Донецке.

16 июля 2014 года. 142-й день молитвенного марафона

Такое чувство, что скоро на невооруженного или не в камуфляжной одежде человека будут смотреть, как мы когда-то смотрели на боевика с автоматом в людном месте. Если раньше мимо молитвенной палатки проходило много обычных людей и мало военных, то теперь, наоборот – среди боевиков попадаются одинокие прохожие.

Похоже, что и местные жители стали идти в «армию ДНР» – от нечего делать. Как мой родственник, которому за пятьдесят: сидел, смотрел телевизор, стало скучно – пошел в боевики…

18 июля 2014 года. 144-й день молитвенного марафона
На молитву сегодня пришел журналист, который был на месте крушения сбитого «ДНР» под Торезом пассажирского самолета. То, что он рассказывал, повергло всех слушателей в ужас. Повсюду лежали мертвые тела людей, он лично насчитал из 60 погибших 10 детей. Видел, как мертвая женщина, пристегнутая к креслу, обнимала бездыханное тело грудного младенца. Еще он описал, как местные жители копались в разбросанных вещах погибших в поисках ценностей, снимали с безжизненных тел золотые украшения. И это были не боевики, а обычные мирные жители, которые прибежали поглазеть на трагедию. И неважно, кто они были – пророссийские или проукраинские – это уже не люди, это получеловеки, утратившие облик Божий.

Не война принесла хаос в жизнь людей, а хаос и безбожие в сердцах породили эту войну.

За нашей молитвой опять наблюдали люди из тонированного микроавтобуса, одна смелая сестра подошла к ним и вручила молитвословы.

Пока мы стоим, и только Бог хранит нас.

23 июля 2014 года. 149-й день молитвенного марафона

Донецк и Горловка – эти два города сейчас стали эпицентром насилия, страха и грязи, таившихся в сердцах людей и вулканом вырвавшимися наружу.

Из этих двух городов поспешно, целыми семьями выезжают люди. Помогаем им эвакуироваться, параллельно организовывая их дальнейшее перемещение на новые места жительства по всей стране. И, как всегда, когда берешься за что-то новое, сталкиваешься с новыми проблемами. Очень неприятно слышать по телефону пренебрежение, когда говоришь, что мы не занимаемся эвакуацией в Россию. Неприятно, когда уговариваешь водителя, практически под пулями вывезти из зоны боев очередную семью, а, когда за ними приезжают, оказывается: «А мы передумали».

Пишу в подавленном состоянии.

Сегодня эвакуировали больше сотни людей, потратили около 8 000 гривен…

За день ведешь несколько десятков переговоров по телефону, координируешь автобусы и автомобили, состыковываешь водителей и вывозимые семьи, перечисляешь деньги за оплату услуг перевозки, объясняешь безопасные места перемещения через блокпосты, решаешь гуманитарные вопросы беженцев… Опять же, ежедневные похищения людей тоже требуют особого внимания и правильной подачи информации в нужное русло. Все это изматывает эмоционально и физически, но что больше всего убивает дух – это неблагодарность, аморфность, безразличие и безответственность людей.

Но Бог нам не сказал помогать тем, кто скажет спасибо, Бог сказал нам просто помогать. И завтра будет опять день, поездки, опять люди и, к сожалению, среди них будут неблагодарные и лукавые, но также и те, которые через наше служение увидят и прославят Христа...

В это непростое время кто-то умрет с автоматом в руках за пустую идею, кто-то станет героем, кто-то получит позорное клеймо труса, кто-то спасет свою жизнь, а кто-то – чужую.

Каждый сам выбирает, кем ему быть в этой мозаике общества, складывающейся на фоне стенающей Украины.

28 июля 2014 года. 154-й день молитвенного марафона

Реально валюсь с ног. Слава Богу, сегодня удалось вывести 417 человек из Горловки в Красноармейск, Изюм, Святогорск. Завтра записались на выезд 830 человек. Это рекорд, порожденный жестокой действительностью...

Ребята на личном авто выезжают в самые горячие точки для оказания помощи – то это человек без ног, то молодая женщина, рожающая в бомбоубежище, то паникующие старики...

Я горжусь теми, кто стал мне близок в это непростое время. Наверное, единственный плюс в этой войне в том, что она дала мне новых друзей, ну, а некоторых других навсегда вычеркнула из моей жизни.

Молитва, как дыхание Донецка, поддерживает жизнь в городе. Невзирая ни на что, люди продолжают вымаливать мир на нашей грешной земле...

marafon4

Сергей со своей семьей 

Комментарии

+1 # Елена 03.05.2019 22:20
Да храни, Господь, Сергея!
Ответить

Оставить комментарий

Защитный код Обновить

Please publish modules in offcanvas position.